Сайт города
СВАТОВО




"Новини Сватівщини" в интернете



Чем красна река Красная? или В гостях у Робинзона

хижина дяди Юры близ села Меловатки
Реку Красную я знаю неплохо. Несколько лет назад меня как журналиста и приятеля (мы вместе учились в вузе) пригласил Виталий Прынь, историк, краевед, в семидневный поход по реке Красной. В этот раз я решил поехать в район Меловатки на рыбалку, там, говорят, и карася много - из ставков зашел.

Поехал пораньше, чтобы уже на зорьке поплавки были в полной боевой готовности на речной глади. Река в плесах этого района очень глубокая. Поплавок уходит в самый верх удилища. С кладки заброс - глубина 4,5 м. На лодке удобнее было бы, конечно, а так приходится забрасывать удочку, как донку, отмотав побольше лески. Сел чисто на сазана. Сосед по кладкам только что вытащил на живца огромного окуня. Граммов 500. Я же жду сазана. Надел на крючок №12 несколько зернышек пшеницы и одну перловинку на цевье. Как посоветовали опытные местные рыбаки. Один из них - дед Алексей. Очень похож на деда Мазая. Только в отличие от него спасает здесь не зайцев, а молодых лебедей от браконьеров. Сидеть на своей кладке может часами без единой поклевки, не теряя бодрости духа и чувства юмора. Рассказывает мне анекдоты. Слышимость здесь, в речной тишине, просто удивительная.

Прикормка - вареным горохом… Час ожидания… И вот она, первая поклевка. Сазан! Его не спутаешь с другой рыбой. Поплавок вздрогнул, нагнулся и исчез… Подсечка - и руку дернуло в сторону камышей. Нельзя его туда пускать - запутает и оборвет. Долгожданная борьба началась. Вот оно - счастье рыболова. Единоборство с серьезным соперником! Попустил… подтянул… снова рывок. И все сначала. Пока не выморишь. Потом можно опускать подсадку в воду и подтягивать к ней сильную рыбу, уже смирившуюся со своей участью… Оживает все-таки река. Есть рыба!

Под вечер уже собрался уезжать, как встретившийся мне рыболов, узнав, что я журналист, поспешил рассказать, что немного ниже по течению живет наш местный Робинзон. Он практически на воде, у самого края реки, построил себе из камыша, пленки и обоев жилье, и вот уже почти четыре месяца живет в нем, питается только рыбой, которую ловит. Собеседник вызвался проводить меня до места жительства этого отшельника. Мы прошли пару километров, и он стал кричать: "Юра! Юра!". И уже через какие-то десять минут я был в лодке этого самого Юры, живущего отдельно от цивилизации. Как можно было упустить такой материал!

Сам он с «третьего» отделения, поселился в начале лета у знакомых в Меловатке. Но затем решил их не беспокоить и полностью переехал жить на речку вниз по течению, соорудив для себя небольшое жилье. Вокруг его "хижины дяди Юры" - высокий камыш. Вода спереди (река) и вода - вокруг: после того, как многие ставки Сватовского района сбросили воду, поднялся уровень реки, и затопило прибрежный камыш.

Юрий оказался человеком доброжелательным, словоохочим и очень гостеприимным. Вначале угостил меня ухой и только после этого разрешил задавать ему вопросы. Кстати, он ест то, что поймает. Жарит рыбу, готовит рыбий суп и уху. Мы осмотрели его хижину, потом кухоньку, которую он построил рядом, из того же материала, что и "спальню". Затем стали готовиться ко сну, решив, что лучше всего продолжить интервью под крышей (какая-никакая) и под теплым одеялом. Мне, конечно, на рыбалке часто приходилось ночевать у водоема. Но в конце сентября и практически на воде - это было ново. Когда улеглись - стали явно слышны поползновения "местных жителей" реки и камыша.

- Это кто к нам пытается доскрестись? - спросил я.

- Ласковые обитатели во главе с лаской: крысы, мыши, бобры, нутрии, ондатры… Кто-то из них.

- И сколько живешь здесь в статусе Робинзона?

- Четвертый месяц.

- Я смотрю, из атрибутов цивилизации - одно маленькое радио?

- И у него давно батарейки сели. Как, впрочем, и у мобильника.

- Для чистоты эксперимента - побыть вне цивилизации - это даже к лучшему… Как пришла идея жить одному на реке?

- Да это для Вас это что-то сенсационное, а для меня - привычное дело. Часто, когда рыбачил, по несколько дней оставался на реках, ставках, озерах. Нынче, правда, это мой рекорд по длительности. Да и впервые решил домик себе сделать.

- Семья как относится к этому чудачеству?

- Но не как к чудачеству. Жена привыкла, смирилась точнее. А сын уже давно взрослый. У него своя жизнь.

- Я так понял, что чай, которым ты меня угостил, - на речной воде?

- Конечно. Беру раз в две недели только хлеб в сельском магазине. Все остальное - от природы. Именно к природе человек и должен возвращаться, а не губить ее. Каждый должен хотя бы раз в год побыть Робинзоном. Вдали от всего и всех, где на тебя только собаки гавкают. Да и то издалека, близко не подходят…

Ночью я проснулся от девичьего смеха. Сначала подумал, может, показалось? Вышел из укрытия, посмотрел на луну, которая любовалась своим отражением в реке, еще раз прислушался. Нет, точно смех и всплеск воды… Юрий вылез за мной.

- Слышишь, - говорю, - откуда этот смех. Двоим сразу не может же он казаться?

- Может, русалки, без тени удивления сказал Юрий и, зевая, предложил вернуться в хижину. - Не становись никогда ночью на край лодки. А то бухнешься в воду, а народ начнет потом легенды складывать, что русалки защекотали…

На следующий день я ехал домой в обед. С утра посидели на сазана. Я ничего не поймал, а Юрий - два и оба от двух до трех килограммов. Разделил по-братски улов пополам, и ехал я домой с рыбой и с прекрасным настроением после общения с природой и Робинзоном - Юрием.

Владимир ПЕТРУШЕНКО.

Обсудить статью в форуме


Яндекс.Метрика