Сайт города
СВАТОВО




Река Красная



Возникновение реки Красной

На главный вопрос: Когда возникли (образовались) реки Красная, Боровая, Жеребец дали ответ Луганские ученые Олег Петрович Фисуненко – ныне покойный и ныне здравствующий Василий Иванович Жадан.

По одной версии: во второй половине кайнозоя море на территории Донбасса отступило на юг. Постепенно формируется речная сеть.

По другой версии: анализ тектонических и палеогеографических данных свидетельствует о том, что в начале карбона (каменноугольный период палеозойской эры) намечается интенсивное погружение центральной части бассейна по шовным линиям, заложенным еще в докембрии. Предполагают, что этот прогиб на протяжении длительного времени мог быть некомпенсированной впадиной, остающейся морским бассейнам, даже во время кратковременных поднятий или понижения уровня океана. В этот бассейн могли впадать реки, следы одной из них сохранились в северной части Луганской области, где они известны благодаря бурению.

Ледники четвертичного периода не достигли территории области, вплотную подойдя, однако, к ее границам с севера. В это время на ее территории формируется речные образования – пески, гравий, галечник, а также покровные суглинки.

По другим гипотезам речная сеть начала закладываются примерно 13-15 тысяч лет назад после освобождения территории от последнего ледникового покрова. Река Красная и ее исток находился на южных отрогах Среднерусской возвышенности, которые простираются с севера на юг. На многих участках река наследовала обширные ложбины стока ледниковых вод, что и определило четковидность планового строения долин: река то прокладывает себе путь в узкой V-образной долине, то вырывается на широкий простор ложбины стока ледниковых вод.

Блуждание однорукавного русла обусловило основные черты долин малых рек: наличие плесово-перекатных последовательностей, чередование выпуклых (намываемых) и вогнутых (размываемых) берегов, формирование сегментно-гривистых пойм и слабую сохранность надпойменных террас.

Уникальный исторический документ «Книга Большому Чертежу» содержит упоминание о реках нашего края – Красной, Боровой, Жеребец. Книга была составлена в 1620 году по заданию московского царя Михаила Федоровича. На основе старого чертежа (карты) изготовленного в ХVI веке было поручено сделать новый чертеж Московского государства и прилегающих к нему территорий. На этой карте и обозначены наши реки. Вот одна из выдержек из «Книги Большого Чертежа» «…А речка Красная и Боровая по правой стороне Кальмиуской дороги и пали обе в Донец: Красная ниже Царева города верст с пол-60, а Боровая ниже Красной верст з 10…»

Река в «Книге Большого Чертежа» описаны только постольку, поскольку это необходимо для определения направления той или иной дороги, или для регистрации татарского брода. Потому в описаниях рек совершенно отсутствуют указания на длину их, в противоположность «старому чертежу», где всегда указана длина реки – «а протоку ее» столько то.

В реке Красной поили скифы своих лошадей (о пребывании следов на территории Тимоново, свидетельствуют 3 скифских кургана – близнеца, стоящие в 2-х км западней села), частыми гостями этих мест были печениги и половцы; позже топтали здесь сакмы-дороги крымские татары. С момента славянского расселения в начале второго тысячелетия реки и ландшафты речных долин, вся система славянского расселения была тесно связана с реками: наиболее старыми и укорененными в ландшафте были прибрежные поселения, наследовавшие древнеславянские селища.

В 60-годах ХVII веке украинскими крестьянами и казаками, а также русскими служивыми людьми начали заселятся земли по реке Красной. В этот период возникают поселения на реке Красной, Тимоново, Тарасовка, Новочервоное, Нижняя Дуванка, Сватово, Меловатка, Новоникольское, Краснореченское, Кременная.

Земли, которые были выделены под заселение, были очень плодородными для выращивания сельхозкультур. На степных участках, которые примыкали к речке Красной, трава была такой, что в ней мог легко спрятаться всадник. По берегам реки росли дикие яблоки, груши и вишни, а в речном мелководье резвились окуни, плотва, чехонь, щука, лещ, в омутах обитал сом.

В этот период усиливается чисто сельскохозяйственное воздействие человека на реки, в том числе и на р. Красную. В ХIII – ХIV в. животноводство на Слободской Украине включало уже все современные отрасли и естественно нуждалось в кормовой базе. Заготовка кормов велась на обширных сенных угодьях.

Уже в ХIV – XV вв в долинах малых рек проводились довольно сложные мелиоративные работы: спрямлялись излучены, с помощью дренажных канав сбрасывались излишки воды из притеррасья, осушались старицы и межгривные понижения.

Долинные луга Красной и других рек нашего региона - итог многолетнего воздействия двух мощных экологических и почвообразующих факторов – сенокошения и выпаса «работавших» на фоне сознательного регулирования по емкости (то есть уровня и срока стояния вод на пойме) и аллювиальности (то есть характера отложений) реки.

На реке Красной было несколько водяных мельниц. Одна из них находилась в селе Тарасовка Троицкого района. В экономических примечаниях межевания земель Воронежской губернии 1780 года сказано: «…Хутор Тарасенков на берегу речки Красной, на который пруд и при нем состоит мучная мельница о трех поставах во владении сотника Тимошенкова, действующая весь год, кроме полой воды. Годовой доход с нее бывает до 80 четвертей…».

Следующая, водяная мельница, находилась в селе Новочервоное Троицкого района. Материалы царской грамоты от 14 октября 1704 года свидетельствуют: «…Да к осмотру явилось: на речке Красной урочище, у Малого броду, построено село Красное, а в нем жителей Изюмского полку казаков 241 двор, да в том селе настроена часовня. Да на той же речке Красной близ того села построена мельница Изюмского полку гороховского сотника Данила Быстрицкого…»

В Нижней Дуванке также была водяная мельница Петра Евсеевича Коваленка. Это мельница производила крупы, муку разных сортов. Круп – 9 тысяч пудов, ржаной муки – 20 тысяч пудов. Работала она 90 дней в году.

По сведениям Сватовского краеведа Королька Л.Н. в г. Сватово работало две водяные мельницы. Первая – водяная мельница Фалька, находилась на речке Красной в районе нынешней улицы Набережной, 150 возле моста через реку Красную. Заранее мельницы были двухэтажными. На мельнице перерабатывалось зерна на муку, и производились крупы гречневая и пшено. В 1923 году мельница была национализирована. В 30-х годах хозяина мельница Фалька раскулачили и выслали за пределы района. Дальше судьба его неизвестна. Потом мельницу передали в местных колхоз, специалистов там не было и со временем: и время, и люди уничтожили эту мельницу.

Вторая водяная мельница, хозяин Кузубенко находилась в районе улицы имени Лихачева, в южной части города Сватова на речке Красной. Об этой мельницы практически ничего не известно.

В 1923 году в Сватовском и Нижнедуванских районах были зарегистрированы по одной водяной мельнице. К сожаления, время не сохранило ни фотографий, ни описаний этих водяных мельниц.

В 1825 году в Кременной работала одна водяная мельница на р. Красной в 1908 году – 4 водяные мельницы владельцами, которых были Шаблин А., Хмельницкая А., Борисенко М. Самой крупной водяной мельницей была мельница Шаблина, где работало 10 человек.

В 1923 году в Кременной было 7 водяных мельниц. Водяные мельницы на реке Красной ставились с чрезвычайным искусством, причем разнообразие типов руслового процесса на конкретных участках рек поражало и разнообразие вариантов устройства плотины.

Необходимость возведения плотин на реках требовало умение учитывать многие природные факторы, в частности, особенности русловых процессов.

Следует четко понимать, что под названием «плотина» («затвор», «запруда») скрывалось множество разнообразных, более или менее удачных технических решений по созданию резервуара «копленой воды». В наших условиях плотины обычно перегораживали глубоко врезанную балку с ручьем, суходол с весенним стоком. Так возникал водоем типа запруды, накапливающий воду весной, ниже которого располагалась мельница. Частые засухи, эфемерность летнего стока, прохождение весной после таяния снега огромной массы воды, которая не могла быть использована, делали этот вариант, по-видимому, не слишком надежным. Поэтому в нашем регионе с конца ХVIII и на всем протяжении ХIХ вв численно преобладали ветряные мельницы. Так, в 1886 году в слободе Нижняя Дуванка было 49 ветряных мельниц, в Сватовом – 6, в Меловатке – 4 ветряных мельниц: до революции в Тарасовке было 31 ветряная мельница.

Мельничная плотина не только «затворяла» речной поток, но и позволяла регулировать уровень воды в мельничном плесе. Простые сельские мельницы вплоть до ХХ века имели разборные «Сланевые плотины». Перед каждым половодьем щиты водоспуска разбирались, что позволяло проводить сезонную промывку русла – операция весьма эффективная именно ранней весной, когда сила потока велика, а водная растительность, занимающая живое сечение русла, наиболее уязвима для вымывания. С заиливанием ложе запруды боролись не только уже описанными методами, но даже и спуском пруда в межень. Хозяйственные сооружения мельниц были разобраны, разорены в тяжелые годы гражданской войны: плотины, лишенные ухода были разрушены ледоходами и снесены поводками.

В результате деградации традиционной дисперсной системы расселения и утраты этнически укорененных «крестьянских» способов взаимодействия с ландшафтом малые реки перестали существовать как цельный объект хозяйствования, регулировки и ухода.

По материалам Сватовского историка – краеведа
Виталия Михайловича ПРЫНЬЯ