Сайт города
СВАТОВО




Река Красная



Речка в воспоминаниях старожилов

Село Тарасовка Троицкого района
Воспоминания, записанные Троицким краеведом автором книги «Село Тарасовка и род Чалых». Чалым Василием Сергеевичем уроженцем села Тарасовки.
«…На территории села Тарасовки речка Красная протекает на протяжении 8 км. В детские годы моего дедушки речка была полноводной, и даже до 1990 года были прекрасные места для купания по течению речки. – Ставок, Городниче, Барачины вербы, Куток, Шейка. Много было речной рыбы. Много было раков, я руками ловил по 200-250 штук в день. Рыбу ловили волоком, ятерями, вершами, кобылкой, хваткой, ситом и т.д.
Что же еще давала речка моим родителям и землякам? Камыш шел, как строительный материал для стен и потолка домов и сараев, а также как топливо. Река Красная была труженицей… В колхозные годы на речке было установлено ковшовое колесо для полива огородов, а позже установлен насос для перекачки воды. Кроме того, в речке мочили коноплю.
После мочки конопли, а ее мочили 7-15 дней, каждый хозяин обязан был отметить свой участок речки от ила, грязи. В старые времена за невыполнение этого требования сурово наказывал волостной старшина.
На речке проводилось освящение воды на Крещение, а в Тарасовке говорили: «На Иордань» с установлением крестов из льда окрашенных в красный цвет свеколочным квасом.
Зимой заготавливали лед для охлаждения продуктов летом, так как холодильников не было. На реке лед откалывали ломами, глыбы вытаскивали баграми из воды и грузили на сани. Во дворах лед складывали ямы, под солому. Сохранялся он так до августа.
По рассказам дедушки Чалого В.С., речка за его памяти трижды меняла русло напротив центра села.
До 50-х годов луг весной заливался водой до 2 недель, и тогда на воду садились дикие гуси и утки, которые летели на север. На лугу было два озера, где гнездились птицы, а сейчас озера нет, нет и птиц.
Речка сильно обмелела после сухого и жаркого лета 1946 года. Многие родники закрылись, луга распахали, плодородный слой снесло в реку. Особенно большой вред равнинным рекам нанесло указание Н.С. Хрущева об увеличении площадей пахотных земель. Некоторые особо ретивые местные начальники давали указание распахивать склоны непосредственно возле рек. Верхний слой земли сносился талой водой в русло, заиливались родники, русло. Сейчас речки Красной по сути дела нет… Это привело даже к частичному изменению местного ландшафта…

Село Новочервоное Троицкого района
Воспоминания Федора Ильича Шамрая: «…Погубили нашу реку. Причем наши же люди. До 1951 года это было полноводная река с множеством плесов. В отдельных местах глубина достигала 4 метров. А что творилось в половодье! Шум, грохот, река неистово мчалась, неся в волнах огромные льдины, вырванные вместе с кустами лозняка, камышом. Все сметала вода на своем пути, вырываясь на простор, - луг за селом. И там льдины таяли до мая, а то и дальше. А сколько рыбы водилось в реке: щука, окунь, линь, карп, карась, сом, а в глубинных местах обитали метровые сазан.
А потом наступил 53-й год. Распахали луга вдоль реки Красной. Собирались сеять там свеклу, поднимали так сказать, залежные земли. Но получилось так, что уже через два года всю пахоту снесло в русло реки и замулило ее дно. Река обмелела, а летом стала во многих местах пересыхать. А потом стали делать здесь гати. И река заросла, замулилась и затихла, перестала быть рекой, сохранив лишь свое название…»

Воспоминания В. Химченка: Разделяю озабоченность И.К. Конюха и В.С. Чалого нынешнем состоянием речки Красной, изложенную в их статьях в газете «Сельская новь».
Я тоже родился, рос и живу на ее берегах в селе Новочервоное, и мог бы рассказать и о бывших ее плесах, где в свое время нырял и плавал, мог бы указать места, где на удочку брались сазан и язь, где водился линь и налим. Но сейчас уже нет ни плеса, ни рыбных мест. Правда, еще водится щука, окунь, плотва, но скоро, наверное, и их не будет, так как речка из года в год мелеет, местами превращается в ручеек, зарастает камышом, еще открытые места летом затягиваются зеленью и от них разит гнилью.
Если до коллективизации мои земляки как-то помогали речке Красной (то вручную лопатой справят русло, расчистят водотоки против оврагов), то вот после коллективизации деятельность сельчан, по моему убеждению, была направлена на ее омертвление, правда, не по их желанию.
В первые колхозные годы было много весенней пахоты из-за того, что уменьшилось количество тяглового скота (а в 33 году и людей) и сев зерновых затягивался до половины мая. С появлением тракторов пришла глубокая вспашка земель. А потом брошен был клич поднять целинные и залежные земли, у нас это приовраженные пастбища и сравнительно крутые склоны. Все это усугубляло эрозию почвы, тем более, что почвозащитные мероприятия не проводились.
После войны выдалась полоса сухих лет, когда русло пересыхало и, чтобы напоить скот на луговых пастбищах, на речке каждый год сооружали запруды. При помощи бульдозера это делалось споро и капитально. В довершение в одном из пятилетних послевоенных планов было принято лаконичное решение: «Освоить пойму реки Красной». Спора нет, урожаи свеклы и огородных культур были отмененные, но были и места, где не только не брали урожай, а и не всегда засевали, просто перепахивали. В результате из года в год весенние паводки смывали пахоту в речку.
В средине пятидесятых годов в пойме Красной на самом ее берегу проводились геологические изыскания. После в них в селе осталось две мощные артезианские скважины, со временем их заглушили, а вслед за тем в селе Тарасовка построили пруды. Может это какое-то совпадение, но именно после этого, в начале шестидесятых, резко поднялись грунтовые воды, затопили погреба и подвалы, засолонили и заболотили значительную часть сенокосных лугов и приусадебных участков.
Речка моего детства и речка моей старости – несопоставимы.

Посёлок Нижняя Дуванка
В 1952, 1963 годах в поселке Нижняя Дуванка во время половодья жители плавали на лодках. По воспоминаниям старожилов поселка (Прасковьи Ивановны Татарки в 1991 году ей исполнилось 111 лет), река Красная в районе поселка Нижняя Дуванка всегда была чистой, глубокой с песчаным дном.
Такую реку оставили нам наши предки. А какую мы оставим ее нашим потомкам?

По материалам Сватовского историка – краеведа
Виталия Михайловича ПРЫНЬЯ