Сайт города
СВАТОВО




Сватовчане - жертвы ОУН-УПА



Груздо Клавдия Степановна


Родилась в городе Сватово. В 1942 г. окончила учебу в Сватовской средней школе №6. В 1945 г. окончила Старобельский учительский институт, по комсомольской путевке отправилась работать учителем на западную Украину.
Погибла в 1950 г. от рук бандитов из ОУН-УПА.


1945 год. Старобельский учительский институт на Луганщине готовился к очередному выпуску молодых специалистов. В эти дни сюда пришла весть о зверском убийстве украннскими буржуазными националистами выпускницы института Шуры Перевышко. Эта весть особенно потрясла трех подруг, землячек Шуры — сватовчанок Раю Борзило, Клаву Груздо и Галю Житло. В тот надень девушки дали клятву: отдать все силы тому делу, за которое погибла Шура Перевышко.
Закончились экзамены в институте, отшумел выпускной вечер. И вскоре комсомолка Клава Груздо получила учительское назначение на Львовщину, в село Запытив. На последний девичий вечер у старобельчанки Лидии Роговской собрались Рая Борзило, Клава Груздо, Маруся Можарова (Ктитарева), Даша Криворотько, Галя Житло (Коструба). Перебивая друг друга, писали свое послание-клятву в будущее: «Прожженная порохом войны, обстрелянная, искупанная в крови наша трижды счастливая комсомольская юность! Обещаем тебе быть верными твоим идеалам. Жить и творить добро людям…»
Через 5 лет – 15 июля 1950 года обещали встретиться и рассказать, что полезного сделали в жизни.
Не довелось в назначенный день и час, в полном составе, встретиться снова у Лиды…
Враждебно встретили молодую учительницу орудовавшие в селе бандитыты-националисты из ОУН-УПА. Началась тяжелая борьба за влияние на жителей села. На уроках русской литературы Клава рассказывала о Пушкине, Лермонтове, Чехове, Маяковском, Шолохове...
Подруги Клавы работали в других селах Львовщины, но девушки не теряли связи, переписывались, ездили друг к другу в гости. Вот запись в дневнике Галины Житло об одном из приездов Клавы:
«28 июля приезжала Клава. Мы долго говорили, спорили, рассуждали. Говорили о любви и о бандитах, о модах и о хлебозаготовках, в которых принимаем активное участие. Клава рассказывала о Леонардо да Винчи, которым она страшно увлекалась, а я ей — о Белинском, философские размышления которого трогательно волнуют меня в этой глуши. Потом ели переспелые вишни и читали наизусть Есенина:

...На закат ты розовый похожа
И, как снег, лучиста и светла...


Выстрелы на улице прямо под окном прервали чтение. Клава невозмутимо сказала: «Вот дряни. Не дали докончить!»
Убит директор Яновского маслосырзавода, уполномоченный по заготовке Терентьев.
С Клавой сплели венок, ездили на похороны в Янов».
Погибла от рук националистов Рая Борзило. Но Клаву не испугали ни угрозы, ни побои, ни даже возможная гибель.
Вот фрагмент воспоминаний сватовчанки Галины Кострубы, ветерана педагогического труда, однокурсницы Клавы Груздо и Раи Борзило по учительскому институту, которая также 20 лет работала учительницей на западной Украине, а затем возвратилась на родную Сватовщину и продолжала учить детей здесь.
«Як тяжко ми з Клавою пережили тоді загибель подруги (Раї Борзило). На зло всім ворогам подвоїли свою роботу, хоч не раз доводилось ночувати в людських стодолах. Пам’ятається перший приїзд Клави з Запитова до мене в село Поріччя. Пізнім вечором поїздом Львів-Яворів ми встали в селі Страдчі і добирались до мого дому. На містку через потік нас зустріли озброєні бандити. Зупинили. Направили зброю і запитали – Хто ви єсть?
Не розгубившись я спокійно сказала, тамуючи в душі острах – Я вчителька Зонка Кульматицька. Прошу вас, мій дідуньо Речичанський ксьондз. (З Зонкою я жила в одному домі). А це моя колежанка Дануся, приїхала зі Львова до мене на гостину.
- А де совєтки?
- Не виділи. Чого не знаємо, того не мовимо.
- Свої дівчата, по мові видко. Ідіть…»

Однажды ночью в дом, где жила Клава, ворвались бандеровцы и вывели ее на улицу. В ее присутствии бандиты зверски издевались над од-ним из активистов, а затем убили его. Через некоторое время несколько бандитов снова ворвались ночью к ней.
— Давай нам какой-нибудь подарок, — потребовал один ив них.
— Мне нечего вам дарить, ответила девушка.
Тогда бандиты нашли отрез мануфактуры и потребовали:
— Отдай нам это своими руками.
Клава спокойно ответила:
— Если хотите, возьмите сами, мародеры!
Жестоко избив ее, бандиты ушли. И так было много раз...
Бандеровцы требовали, чтобы молодая учительница воспитывала детей в духе украинского национализма, ненависти к Советской власти. Но она не сдавалась.

И ещё одно горе выпало на долю девушки. Во Львове познакомилась Клава с Алексеем Гаврилюком родом с Житомирщины. Они полюбили друг друга, но Алексею оставался ещё год отслужить в Германии. Он писал ей письма, лелеял мечту навеки соединить с нею свою судьбу.
Демобилизовался гвардии капитан, поехал к своей любимой. И в пути его настигла бандитская пуля.

Через год Клаву перевели в село Дубье. Здесь она поселилась в доме простой сельской труженицы Мирославы Кацалай. И снова началась борьба с националистами. Девушка участвует в организации колхоза, читает лекции в сельском клубе, агитирует молодежь вступать в комсомол. Влияние сельской учительницы на крестьян росло с каждым днем. К ней обращались за советом по самым разнообразным вопросам, и она всегда помогала, чем могла.
И здесь бандиты сделали попытку привлечь ее на свою сторону. В судебных материалах об убийстве Клавы Груздо есть такие данные: «Бандеровцы, стремились «перевоспитать» учительницу в националистическом духе или, хотя бы, запугать. Однажды ночью они окружили дом Кацалай. В комнату, где жила Клава вошел один из наиболее образованных националистов – атаман Кот, по кличке «Василько». Был долгий разговор, а скорее не разговор, а острая стычка на идеологическом перекрестке. Дали ей националистическую литературу и сказали, что зайдут через несколько дней. Клава немедленно сдала эту литературу в органы госбезопасности. Прошло два дня. Поздним вечером снова явились бандеровцы.
— Ну что, надумала?
— Нам не о чем разговаривать, — ответила Клава.
— Отдай литературу.
— А я ее сдала в органы.
Один из бандитов сорвал со стены портрет Ильича и хотел разбить его.
— Отдай! — рванулась к нему девушка.
Удар тяжелого кулака свалил ее на пол. Когда она очнулась, бандитов в комнате не было.
Наступила весна. Жители села все чаще стали поглядывать на юг, ожидая прилета аистов. Возле дома Клавы каждую весну поселялся большой красивый аист. Клава быстро подружилась с ним и даже кормила его из рук. И вот теперь она с нетерпением ждала возвращения пернатого друга. — Интересно, узнает ли он меня, когда вернется? — часто говорила девушка. В это время у сельской учительницы было много работы. Приближался день выборов в Верховный Совет СССР. Бандеровцы предупредили ее, чтобы перестала читать лекции, вести агитацию. Но Клава продолжала свою работу.
Мартовским вечером Клава прочитала в клубе доклад об избирательной системе в СССР. Вернувшись домой, она села писать дневник, который аккуратно вела ежедневно. В начале двенадцатого ночи в двери постучали.
— Кто там? — спросила Клава.
— Откройте, — ответил женский голос.
Клава открыла и упала, прошитая пулями бандитов Чернобая и Придыбы.
Через несколько дней Клава Груздо была похоронена в районном центре — селе Заболотцы. На ее могиле пионеры местной школы посадили дерево. Вскоре молодая березка уже дала зеленые листки. А рядом на огромном дереве, в новом гнезде, поджав ногу, стоял большой красивый аист. Жители села Дубье утверждают, что это тот самый аист, с которым дружила Клава Груздо.

В ноябре 1988 г. состоялось открытие памятника Клаве Груздо в с. Заболотцы Бродивского района Львовской области. В этот день сюда приехали и двое сватовчан, чтобы почтить память своей землячки. Это учительница Сватовской СШ №6 Валентина Сергеевна Кондратенко и учительница Галина Коструба. Здесь от имени учителей сватовщины они возложили букет белых хризантем к памятнику Клаве Груздо. Эти цветы она очень любила.
Был торжественный митинг, по окончании которого сватовчане поехали в село Дубье, в котором жила и работала Клава. Здесь, хоть и было воскресенье, их встретили учителя и дети в стенах новой школы, носящей имя Клавдии Груздо. Преподнесли хлеб-соль на вышитом украинском рушнике, Валентине Сергеевне подарили библиотечку.
Здесь, в Дубье, сватовчане узнали и неприятную новость. Живет до сих пор в селе бандит Придыба, который вместе с Чернобаем по-зверски убили Клаву. Чернобая расстреляли, а Придыба, отбыв срок в тюрьме, возвратился в село и ходит по улицам, по словам людей, в черных очках, дабы ни с кем не встретиться взглядом.
Потом все вместе пошли к Мирославе Ивановне Кацалай, в доме которой жила и погибла Клава. Горько рыдая Мирослава вновь вспомнила тот трагический день, как ворвались бандиты в дом, убили Клаву, а ей приказали молчать, пригрозив расправиться с дочерью. Но на суде Мирослава Ивановна опознала своих односельчан-убийц и дала свидетельства против них. Однако другие бандиты отомстили за своих друзей, поиздевавшись над её дочерью.
После беседы с Мирославой Кацалай учителя из Сватово отправились в село Боротин, находящееся совсем недалеко от Дубье. Здесь, в Боротине, от рук украинских националистов погиб легендарный разведчик Великой Отечественной войны Николай Кузнецов. Здесь учителя побывали в доме-музее на месте гибели разведчика, возложили цветы к его памятнику.
Сватовчане чтут память своей землячки Клавдии Степановны Груздо, трагически погибшей на западной Украине от рук вояков УПА. Свидетельством тому - бережно хранимые материалы о ней в Сватовском районном краеведческом музее.

Данные по судебному делу об убийстве учительницы К.С. Груздо, уроженки Сватовского района Луганской области группой боевиков ОУН-УПА

  • Дело заслушано Выездной сессией Львовского областного суда.
  • Председатель суда; Н.П. Волянский
  • Обвинитель: прокурор И.Я. Колясников
  • Общественный обвинитель: А.В. Шунь, заведующий животноводческой фермой колхоза им. Кирова
  • Подсудимые: участники банды украинских националистов Чернобай, Придыба, Медьевский
  • Судебное заседание состоялось в колхозе им. Кирова села Ясеново Олесского района Львовской области
  • Дата преступления: 5 марта 1950 г.
  • Свидетели; Герасимов А.Н., бывший участник бандформирования украинских националистов, явившийся с повинной и порвавший с бандеровцами;
    Кацалай Я., хозяйка квартиры, где жила и была убита Клавдия Груздо
  • Приговор суда: Чернобай осужден к высшей мере наказания - расстрелу, Медьевский — к 10 годам заключения в исправительно-трудовой колонии. Дело Придыбы в связи с болезнью обвиняемого рассматривалось отдельно.

    Выписка из судебного отчета по делу об убийстве К.С. Груздо

    «Свидетельские показания дает свидетельница Кацалай Я.
    - Вечером 5 марта 1950 года, - рассказывает Кацалай, - я услышала, как кто-то стучит в комнату, где жила Клава. Я выглпнула, свет от лампы упал в коридор... Там стоял Придыба и Чернобай. Когда Клава открыла дверь, загремели выстрелы...

    Свидетельские показания дает Гермасимов А.Н.
    Он показывает что находясь в подполье ОУН неоднократно встречал бандита Черобая. Вооруженного пистолетом и немецкой винтовкой. Черобай вступил в банду в марте 1950 года и получил кличку «Павел». Герасимову известно, что главарь банды «Роман» получал Чернобаю убить участкового Петренюка и учительницу Груздо.

    Прокурор: Кого принимали в банды ОУН?

    Свидетель: Принимали тех, кто совершал преступление и убивал советских граждан.

    Прокурор: Можете ли вы опознать, кому принадлежат дневники.

    Свидетель: Эти дневники вел бандитский главарь Кит по кличке «Василько» Я узнаю его подчерк. Кроме того, я хорошо помню эту первую страницу со словами «Во имя Божье».

    Прокурор зачитывает выдержки из дневника.
    «1 января 1950 года. Мы нелегально укрываемся в бункере. В самом подполье положение очень тяжелое. Но есть надежда... Может быть, бог даст и начнется война...
    8 января 1950 года. Мы... взяли две подводы и поехали на колхозный двор. Здесь «Богдан» и «Омелько» забрали телефон в конторе, а «Круг» и «Степан» в сарае зарезали четыре свиньи... На другой подводе поехали в магазин сельпо и через час приехали с товаром из магазина... все разделили между собой...
    24 марта 1950 года. Делали расправу над дядьком, которого избили....
    6 апреля 1950 года. Пошли в Ясенов и я здесь организовал сапоги и пиджак у Соловия, а у Виды брюки и 100 рублей денег.
    9 апреля 1950 года.. Пьянствовали...
    10 апреля 1950 года. Продолжали пьянствовать».

    Председательствующий: Подсудимый Черобай! Известны ли вам были указы правительства Советской Украины о помиловании, о явке с повинной.

    Подсудимый отвечает отрицательно. С тем же вопросом председатель обращается к свидетелю Герасимову.

    Свидетель: Неправду он говорит. Эти указы были хорошо известны всем бандитам. Очень многие тогда, в том числе и я, явились с повинной.

    Председательствующий: Вы не были осуждены?

    Свидетель: Нет. Я сразу получил работу и был счастлив, что наконец порвал с бандеровцами».

    Данные получены из государственных архивов Российской Федерации, в том числе Центрального архива ФСБ России.
  • По материалам Сватовского районного краеведческого музея
      Клава Груздо
    Клавдия Степановна Груздо

      Мирослава Кацалай
    Клава Груздо и Мирослава Кацалай

      Школьники с. Дубье
    Школьники с. Дубье в день похорон Клавдии Груздо, убитой националистами УПА


    Warning: include(/sata1/home/users/newsedu/www/www.svatovo.lg.ua/_lm8ea8f138e7abf12fd3b69de62a906877/linkmoney.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /sata1/home/users/newsedu/www/www.svatovo.lg.ua/footer.php on line 22

    Warning: include() [function.include]: Failed opening '/sata1/home/users/newsedu/www/www.svatovo.lg.ua/_lm8ea8f138e7abf12fd3b69de62a906877/linkmoney.php' for inclusion (include_path='./:/usr/local/share/pear/') in /sata1/home/users/newsedu/www/www.svatovo.lg.ua/footer.php on line 22