Сайт города
СВАТОВО




Известные Сватовчане


Ламанова Александра Федоровна

Ламанова Александра Федоровна.  г. Сватово Со школьной скамьи мы знаем, что лес является народным богатством. Из лесной древесины изготовляют мебель, спички, бумагу, она используется в строительстве, из нее получают деготь, древесный уголь, живицу и множество других полезных вещей. Лес является пристанищем для флоры и фауны. В общем, лес нас кормит, поит, одевает, обувает, лечит. Но главное достоинство леса то, что он очищает атмосферу от вредных веществ и обогащает её кислородом. Лес - это легкие планеты...
В небольшой деревушке Тетлега, окруженной с двух сторон лесом, 31 марта 1918 родилась моя мама. Отец её был хорошим столяром, а её мама была домохозяйкой. После окончания семилетки мама выбрала для дальнейшей учебы недалеко располагающийся лесной техникум. Техникум находился в 6 км, если идти напрямую через лес, в живописном поселке с романтическим названием Кочеток (Петушок). Техникум носил официальное название Чугуево - Бабчанский по имени лесного массива.
Быстро прошли годы учебы, появились новые друзья. После окончания техникума, получив практический опыт и профессиональные навыки, мама поехала в знаменитые белорусские леса. После работы в Белоруссии, судьба забрасывает маму в далекую Сибирь, Кировскую область, где морозы под 50 градусов являются обычным явлением. Проработав некоторое время в Сибири, мама возвращается на родную Украину, в Беловодский район, село Городище Ворошиловградской области. Здесь она встретила свою любовь, свою половинку.
Вышла замуж за моего отца, Климко Григория Миновича, который долею судьбы работал вместе с мамой, и также был специалистом лесного хозяйства. Мой отец родился в селе Кириловка Беловодского района, окончил Великоанадольский лесной техникум. Но счастья было недолгим. Началась Великая Отечественная война. Отец не был призван в Красную армию, но был направлен в партизанский отряд, подпольную группу, где активно участвовал в борьбе против фашистских оккупантов. По словам мамы в группу был заслан немецкий провокатор, который выдал партизан. Отец вместе с другими членами группы был арестован и 17 декабря 1943 года расстрелян.
Естественно, мама не могла там оставаться и переехала в поселок Новоайдар, где работала помощником лесничего Новоайдарского лесничества. Так как я был маленьким, а ясли или садик в те времена отсутствовали, мама пригласила в поселок Новоайдар мою бабушку из села Тетлеги Харьковской области, которая занималась моим воспитанием и вела домашнее хозяйство. Всё мое раннее детство проходило в лесничестве, где главные забавы - прокатиться на телеге, покачаться на тарантасе лесничего, так как он был на рессорах. Бабушка часто брала меня на базар, где покупала различные нужные вещи. Я там видел обездоленных, безногих, безруких людей, которые возвращались с войны. Люди не доедали, умирали от голода.
Идем с бабушкой, а под тыном лежит мужчина, я бабушку спрашиваю: "Почему он спит здесь?". А бабушка отвечает: "Он не спит, а умер. Видишь - у него пухлые ноги".
С чувством надежды и тревоги встречали почтальона семьи, у которых близкие были на фронте. До конца жизни не забуду плач, рыданье, что-то не человеческое тех женщин, которые получали известия о смерти близких. Спрашиваю бабушку: "Почему тётя так громко плачет?" Бабушка отвечает: "Она получила похоронку!" "А что такое похоронка?" - спрашиваю снова. Бабушка в ответ: "Это известие с фронта, что её муж убит".
И вот, наконец, пришла весна 1945-го года. Где-то на улице играет гармошка, звучит балалайка, просто поют повеселевшие люди, празднично одетые. Спрашиваю бабушку: "А какой сегодня праздник?" Она мне отвечает, что очень большой праздник, которого люди долго ждали, за который отдавали жизни - это День Победы! Война закончилась!..
Не взирая на все трудности жизни, мама отдавала много сил и энергии работе. Ездила зимой на санях, одев ватные брюки и тулуп. В летний период было проще: могла запрячь лошадь, управлять телегой. Я, наверное, никогда не забуду, по воскресеньям мама шла на конюшню и приезжала на лошадке, брала бабушку и меня (деваться-то некуда), и ехали мы в ближайший лес на прополку. Там мама распрягала лошадь, и моя задача была пасти эту лошадь, ну, и, по желанию, собирать цветы.
Через некоторое время лесная прохлада уходила, становилось жарко, душно, донимали комары, вода как правило заканчивалась, хотелось пить. Я подходил к бабушке и маме, которые пололи, и канючил: "Хочу домой! Хочу пить!" А они мне отвечали: "Вот дойдём до конца и поедем домой". А дойдя до конца, занимали новый участок, а, закончив полностью прополку, мама запрягала лошадь и мы ехали домой. У первого колодца доставали ведро воды, и я пил, пил, пил и не мог никак напиться.
В 1949 году в Старобельском лесхозе организовался Государственный лесной питомник, чтобы обеспечивать посадочным материалом весь лесхоз. Участок для его организации выделили на стыке Новопскова и села Писаревка. Маму назначили инженером питомника и мы перехали в Новопсков. Кроме выращивания сеянцев, маме пришлось работать прорабом. До нашего приезда был готов один двухквартирный жилой дом, в половине которого жили мы, а во второй половине была контора. Также был навес, где хранился сельхозинвентарь. Были заложены дом для начальника, еще два дома двухквартирных, административное здание, конюшня, подвал для стратификации семян.
Мама поступила очень мудро, построив в первую очередь и оборудовав кузницу. Строительство велось медленно, так как все работы, начиная от распиловки бревен на доски, велись вручную. Но как могло быть иначе, если в то время не было электричества. Работы хоть и шли медленно, но продвигались вперёд, и к осени 1950-го года были введены в эксплуатацию конюшня, административное здание, двухквартирный жилой дом. И мы перешли жить в новый дом, который оказался не совсем удачным. Окна "плакали", на них были разложены тряпочки, по которым вода стекала в бутылки, привязанные к окнам. Углы тоже были мокрыми, цвели. Бабушка просушивала их горячим утюгом.
Но всё равно мы были рады тому, что дом был сравнительно просторным, с отдельной кухней, залом и проходной спальней. А самое главное - с полами. Это не сравнимые хоромы по сравнению с той избушкой, в которой мы жили в Новоайдаре. Та избушка была разделена как бы пополам русской печкой с плиткой, где между лежанкой и передней стенкой помещалась кровать, впритык стоял стол, небольшой шкаф и ещё одна кровать. Нам приходилось спать с мамой на односпалке, тётка спала на второй кровати, а бабушке предоставлялась лежанка. Температура зимой доходила до нуля, вода замерзала в ведре. Вдобавок ко всему приходилось брать новорожденного теленка в хату.
В новом доме у каждого из нас было по кровати, появился второй стол, а потом и диван.
В 1950 году я пошел в школу и мама мне поставила в комнате настоящий однотумбовый письменный стол. Наконец строительство завершилось, ввели в эксплуатацию подвал для стратификации семян. Одна из сложностей выращивания лесных культур - заставить их пробудиться. Для этого семена помещают в плоские, высотой 10-15 см ящики, наполненные промытым речным песком, и выдерживают при заданной температуре продолжительное время. Если семена проснулись рано, их помещают в снег. Каждая культура пробует особого подхода, определенных знаний и умений, профессионализма. В питомнике выращивали и плодово-ягодные культуры: яблони, груши, абрикосы. Мне приходилось присутствовать, когда мама руководила рабочими по окулировке, я бегал смотреть прижился глазок или нет. На питомнике выращивали также редкие культуры для нашей зоны: орех манчжурский, скупию, тамарикс, дающие очень нежный аромат при цветении. Такой культуры не было даже в дендропарке ЧБЛТ.
Техникум закончил я на отделении механизации. Училась там и мамина племянница - Екимова Екатерина. И совсем недавно этот техникум закончил мамин правнук - Аверченко Сережа. Преемственность поколений сохраняется, гордостью нашей лесной династии является брат отца, Климко Иван Минович, который работал заведующим отделом в Министерстве лесного хозяйства Украины.
Дальше произошла реорганизация, в результате которой мама получила должность лесничего Новопсковского лесничества. Объем работы резко увеличился, лесные массивы располагались на территории Белолуцкого, Лозно-Александровского, Белокуракинского и, естественно, Новопсковского районов. Зимой на санях, а летом на знаменитой "линейке" мама уезжала на несколько дней для оперативного руководства. А в весенний период мы её не видели по 3-4 недели. Приезжала обветренная, загорелая, похудевшая. Но с гордым чувством выполненной работы. Ей было нелегко. Когда в конце 1956 года маме предложили возглавить Сватовское лесничество, она, долго не раздумывая, согласилась. В этом лесничестве леса находились недалеко от города. Самое дальнее урочище - вблизи села Кузёмовка, куда можно было добраться и на поезде.
В Сватово в то время был интересный промысел "битие корней". Небольшие кустики бересклета с очень красивыми плодами - серёжками оранжевого цвета выкапывали, удаляли почву с корней и при помощи молотка отбивали кору, которую потом высушивали, упаковывали в специально сплетенные большие корзины, напоминающие бочку, и отправляли на переработку, для получения каучука.
В Сватовском лесничестве находились две пары волов, на которых работали Кублак и Горащенко, были также лошади. При помощи этих живых "тракторов" распахивались крутые склоны балок, их вершины и низины, большинство которых засаживалось вручную лесными культурами. Старожили Сватово помнят, что границы урочища Долгенькое, урочища Гапчево находились на значительном расстоянии от города. Теперь лесной массив вплотную приблизился к городской черте, обогащая кислородом атмосферу, радуя глаз разноцветьем красок осени и давая лесную продукцию.
Моя мама была очень трудолюбива по натуре. В весенне-летний период уходила в 5-6 утра и возвращалась, когда было темно. Меня она также приучала к трудолюбию. Уже в первом классе выделила мне участок, где я самостоятельно выращивал тыкву. Когда подрос, привлекала к производственным процессам: выбирал сеянцы на питомнике, собирал семена, держал Меч Колесова при посадке сосны. А однажды вместе с лесником охранял самолёт, прилетевший для обработки лесов от вредителей.
После 8-го класса мне с другом Бошко Н. доверили пару лошадей, и мы подвозили сено для скиртования. Затем работал в лесоустроительной экспедиции, где даже получал зарплату. Мама добавила еще немного денег и пошила мне первый костюм. После 9-го класса я работал прицепщиком с трактористом Шибетей В.Ф. и звеном молодых рабочих. Посещали села, где находились лесные посадки, и вели за ними уход.
Я чувствовал себя мужчиной, помощником мамы, внося материальный вклад в бюджет семьи (мы тогда строили личный дом). Получил я также натуроплату - 2 мешка пшеницы, которые обменяли на муку. Но более эффективную помощь я оказывал лесничеству, когда стал взрослым - садился за руль трактора, лесопосадочной машины. Наряду с опытными трактористами Лифенко И.И. Головченко А.А. выполнял план посадок приовражнобалочных и полезащитных лесных полос. А план тогда был 120-130 га. В 1970 году я самостоятельно выполнил план посадки лесных насаждений в селе Кузёмовка под руководством лесника Вербецкого Н.Г.
Мама любила лес. Не боялась пройти через лесные дебри, найти нужный квартал. Тогда лес мог представлять опасность. Были случаи нападения диких животных, возможно болевших бешенством. Лесника Овчаренко С. укусила гадюка во время сенозаготовок, а еще - клещи, другие вредные насекомые, вызывающие заболевания, вредные гусеницы, которые обжигали кожу, масса комаров и мошек. "Гоп-гоп, гоп-гоп", - разносит лесное эхо. "Гоп-гоп", - слышится в ответ, лесная связь сработала. Лесник - на месте и через несколько минут закипит работа по отводу новой делянки подгруппе ухода, таксации деревьев под санитарную рубку, по приему готовой лесопродукции, а, может быть, будет проведена ревизия.
А в конторе ждёт бумажная работа: наряды, отчёты, показатели, гектары посеянных, посаженных, обработанных лесных насаждений. Складометры, кубометры заготовленной древесины, штуки изготовленных столбиков, черенков, веников, килограммы собранных семян, тонны заскиртованного сена. По всем показателям Сватовское лесничество не пасло задних, а занимало передовые позиции. В лесничество приезжали делегации позаимствовать опыт, да и областное руководство и специалисты были нередкими гостями.
По секрету скажу, что начальство на лоне природы угощали свежим пахучим сватовским хлебом, который славился на всю округу, свежевыкаченным ароматным мёдом и молоком, специально охлажденным в кринице, а может быть и не только этим. Портрет мамы неоднократно украшал доску почёта областного управления лесного хозяйства.
Но не было бы успехов без слаженного труда всего коллектива лесничества, который вместе с временными и сезонными рабочими составлял около ста человек. Хочу назвать некоторых, прежде всего женщин-тружениц: Сорока Тамара, Бабак Любовь, которые работали на питомнике и могли сесть за лесопосадочную машину, вязать прекрасные веники из сорго в зимний период. Груздо Александр - всё умеющий, он изготовил молотилку для отделения семян от сорго. Механизатор Лифенко Иван сконструировал сеялку для посева желудей. Эти механизмы работают и сейчас. Лесники - настоящие специалисты своего дела: Евсюков Н.И, Кукла В.П, Бозолевский, Овчаренко С.Р, Шовген О. Опорой и настоящим помощником был Пантюхов Н.М, который возглавил лесничество при выходе мамы на заслуженный отдых.
За достигнутые успехи моя мама, Ламанова Александра Федоровна, в 1966 году была награждена высокой правительственной наградой - орденом "Знак почёта". А первую свою правительственную награду, медаль "За доблестный труд в Великой Отечественной войне в 1941-1945 г.г.", она получила 15 апреля 1947 года. Были и другие награды. Как участник трудового фронта она награждена медалью "40 лет победы в Великой Отечественной войне 41-45 г.г.", медалью "За доблестный труд. В ознаменование столетия со дня рождения В.И Ленина", значком "30 лет безупречной службы в государственной лесной охране СССР". Также были еще грамоты и благодарности. Обладая волевым характером, настойчивостью при достижении цели, умением руководить коллективом, требовательностью к себе и другим, мама не была "солдафоном в юбке". От неё веяло теплотой, доброжелательностью, к ней тянулись люди, делились своими бедами и невзгодами, спрашивали совета. Это были не только работники лесничества, а и другие жители города.
Мама избиралась несколько раз депутатом городского совета. У неё было много друзей. Дружила с коллегами из железнодорожного питомника, которые ежегодно, поздравляя ее с днём рождения, вручали большой букет цветов. Мама дружила с соседями, не только со старожилами, но и новопоселившимися - Бобровником Г.И. Еной Е.И., поддерживала контакт с бывшими рядовыми тружениками Чернухой Д.И., Ивановой Е.С., которые довольно часто приходили в гости к маме, а она посещала их.
С нашего дома видно часть Марцыновской горы, вершина которой покрыта лесными насаждениями, и я с любопытством наблюдаю за ней. Вот она стоит хмурая, невзрачная, серая в зимний период. Наступает весна, уходит снежный покров и несмело, как бы боясь чего, начинают зеленеть кустики. Проходит время, и весь лестной массив становится зеленым.
Зеленый цвет - это цвет жизни. Значит, лес живет и развивается. И, наконец, приходит осень, листья начинают желтеть, краснеть и наступает листопад, когда лес опять становится серым и невзрачным. В моей душе возникает двойное чувство. Чувство гордости и достоинства за такие рукотворные памятники, которые мама создавала на протяжении почти 40 лет. И, с другой стороны, возникает тоска, скорбь, грусть о том, что ушла в мир иной моя дорогая мама. Мама любимая и "коханая", Ламанова Александра Федоровна.
Я призываю всех беречь память о своих близких. Сходите на место захоронения, положите букет цветов, отдайте должное. А живых окружите вниманием и заботой, они этого заслужили. Не забывайте, что когда-то все станут старенькими.
Берегите природу! Берегите лес! Ежегодно по статистике фиксируется гибель лесных насаждений примерно на 10 тыс. га, не учитывая тех, что гибнут при крупных пожарах.
Лес - это экология, это гидрология, это и наше здоровье.

Георгий КЛИМКО.