Сайт города
СВАТОВО




Известные Сватовчане


Голофеевский Тимофей Павлович

В 2008 году ОАО "ЛОТ" издало книгу "Комсомол Луганщины. Страницы истории: события, портреты". Здесь можно прочитать о многих выдающихся личностях нашей области, но нас интересуют строки, посвященные человеку, руководившему Сватовщиной в наиболее тяжелый период военных лихолетий - Т.П. Голофеевсколму. Он был первым секретарем Сватовского райкома партии с апреля 1941-го по март 1946-го. Кроме того, в июле-сентябре 1942 года на оккупированной немецкими захватчиками территории района Тимофей Павлович исполнял обязанности комиссара партизанского отряда…

Т.П. Голофеевский родился в 1907 году. В годы повальной безграмотности юноша проявил тягу и стремление к знаниям и получил высшее образование, окончив Ворошиловградский сельхозинститут по специальности "агроном".
С 1920-го по 1925-й Тимофей Павлович работал обычным батраком. Потом четыре года трудился рабочим в службе пути станции Алексеевка (Харьковщина). В 1929 году Т.П. Голофеевский уже работал на Краматорском машиностроительном заводе (был рабочим) и возглавлял заводскую комсомольскую организацию. Почти год (1932-1933 гг.) он заведовал производственным сектором Краматорского горкома ЛКСМ Украины, а потом еще 4 года (по 1937-й) - отделом пионеров Троицкого райкома комсомола.
Дальше в трудовой "комсомольской" биографии Тимофея Павловича числятся должности секретаря Беловодского райкома ЛКСМ (апрель-октябрь 1937-го), заведующего отделом пионеров Старобельского окружкома комсомола (1937-1938 гг.), инструктора Ворошиловградского обкома Компартии Украины (1939-й) и, наконец, первого секретаря Ворошиловградского обкома ЛКСМ (1939-1940 гг.).
В 1940-1941 годах Т.П. Голофеевский работал в должности второго секретаря Кременского райкома. А уже в апреле 41-го судьба связала его со Сватовщиной на пять лет (правда, была "отлучка", когда Тимофей Павлович находился в резерве ГлавПУР РККА (в Москве), но об этом, как и о самой работе руководителя в Сватовском районе, - чуть позже).
Потом данные биографии Голофеевского рассказывают следующее…
1946-1948 гг. - заместитель начальника областного управления сельского хозяйства (Ворошиловград).
1948-1953 гг. - председатель исполкома Марковского районного совета депутатов трудящихся.
1953-1954 гг. - председатель исполкома Новопсковского райсовета.
1954-1958 гг. - секретарь партийной организации Подгоровской МТС (Старобельск).
1958-1961 гг. - технорук промкомбината Старобельского райпотребсоюза.
1961-1967 гг. - директор Старобельской швейной фабрики…
Умер Тимофей Павлович Голофеевский в 1993 году, в 86-летнем возрасте. Похоронен он в Луганске.
Разве могут "сухие" цифры и "голые" факты охарактеризовать человека? Конечно же, нет. Как можно судить о работе Тимофея Павловича на Сватовщине, если нет уже в живых тех, кто трудился с ним рядом? А ведь этот период трудовой биографии Голофеевского наиболее интересен нашим землякам, потому как является составляющей частью истории Сватовского района.
И здесь на помощь потомкам приходят уникальные музейные данные - двадцать один лист "печатных" воспоминаний бывшего первого секретаря райкома партии Голофеевского о работе в Сватовском районе. Тимофей Павлович - единственный из секретарей Сватовского РК КПУ, оставивший подобные упомянутым записи. А все благодаря хлопотам бывшего директора Сватовского районного краеведческого музея Галины Тимофеевны Плющ, ведь, выполняя именно ее просьбу, Голофеевский сел за печатную машинку в 1989-м (ему тогда уже было 82 года!) и "излил" свои воспоминания на бумаге. Вот о чем можно узнать из этих записей:
"…С первых дней работы в Сватовском районе пришлось сходу окунуться в сельскохозяйственные заботы, так как в это время в разгаре был весенний сев. А, как водится в сельском хозяйстве, в период напряженных работ всегда много проблем: тогда "свирепствовал" вредитель колосовых культур клоп-черепашка, который, несмотря на жесткую борьбу с ним, пожирал хлеб еще при травостое. Требовалась мобилизация населения города и села, а пропашные культуры часто оставались не прополотыми - все силы были брошены на спасение колосовых. Но это были спокойные мирные дни. А началась война - и работы прибавилось вдвое. Из области поступила команда… и за несколько дней была отмобилизована значительная часть людей, автомобильного и гужевого транспорта и, безусловно, руководящего состава райкома (а из колхозов - не менее половины председателей, бригадиров и механизаторов).
Сталин дал распоряжение: не оставлять врагу никаких ценностей. Начался срочный демонтаж промышленности, уничтожение посевов, эвакуация скота… Позже поступила команда все трудоспособное население района и подводы отправить на строительство укреплений в западной части Донецкой области в районе Изюма. Оставив в районе заместителей, мы с председателем райисполкома вывели на строительство сотни подвод и до тысячи людей… Около 10 дней "под бомбежкой" мы рыли противотанковые рвы. Но враг наступал стремительно, потому мы покинули работы и вернулись обратно… …Фронт стабилизировался в 50-70 км от Сватово. Мы с трудом убрали хлеб. Неубранными остались сахарная свекла, подсолнечник и некоторые другие поздние культуры. Главной работой для нас в это время была помощь фронту. Город - набит войсками. Здания райкома и райисполкома были заняты штабом Юго-западного фронта… Все служебные помещения занимались воинскими частями и наш гражданский руководящий аппарат вынужден был ютиться по разным "уголкам" (вплоть до квартир)…
Много внимания уделялось госпиталям, размещенным в школах: обеспечивали топливом из местных ресурсов и уходом за ранеными.
Нас часто бомбили, обстреливали на дорогах из самолетов. Был такой, например, случай: я ехал с водителем в своей "эмке" (советский ГАЗ М-1 - прим. ред.) и вдруг откуда-то появился немецкий истребитель и начал обстреливать нас из пулемета. Мы не успели спрятаться в укрытие. Водитель был ранен, но мотор машины уцелел. Поэтому я пересел за руль и отправил водителя в госпиталь. А однажды во время заседания бюро во дворе разорвались две бомбы, сброшенные из самолета. Повылетали окна с рамами, осколки пробили три стены и только благодаря тому, что мы находились в противоположном кабинете, никто из нас не пострадал.
…Начали приспосабливать промышленность "на военный лад": чинили овечьи шкуры и шили полушубки, ремонтировали обмундирование, делали на заводе брикеты для лошадей, собирали теплую одежду, вязали носки и перчатки.
А как-то главный инженер маслозавода (директор в тот период дезертировал) попросил временно возвратить детали агрегатов, демонтированные на заводе и находившиеся пока в Старобельске, чтобы можно было переработать более ста тонн остаточного подсолнечника, а масло - передать по назначению. Потом пришел главный инженер во второй раз и предложил начать прием подсолнечника от населения…Посоветовались в райкоме и райисполкоме - и дали согласие. Через месяц было переработано около тысячи тонн подсолнечника и масло сходу передали армии.
Через некоторое время в район прибыл секретарь обкома Гаевой. Я рассказал об этой истории. Гаевой удивился: "Как ты мог пойти на нарушение государственного закона и вместо 7% установленного мирчука разрешить брать 50%? Это превышение власти. А в военное время - тем более. Тебя могли под трибунал отдать!" И никакие мои уговоры о том, что было сделано доброе дело, не переубедили Гаевого… Потом было много проблем с оформлением переработанного подсолнечника...
…В 1942 году, за полтора месяца до занятия территорий района противником, мы создали партизанский отряд. В нем было 27 человек. Дронов (бывший начальник милиции, работал заведующим райкоммунхозом) был командиром отряда, Лучинский (член бюро райкома партии, работал районным уполномоченным минзага) - начальником штаба, я - комиссаром. Отряд был разбит на три группы. В вооружении мы имели 1 ручной пулемет, 2 автомата, 2 пистолета и несколько винтовок. Стареньким приемником и пишущей машинкой "заведовал" секретарь редакции районной газеты Почтарев… Группы отряда были дислоцированы в разные места района…
Два дня спустя разведка донесла, что немцы уже в городе, а связные принесли печальное известие: две группы отряда не вышли на связь. Кроме того, в командную группу не явился командир Дронов. Через час ко мне пришел командир одной из не вышедших на связь групп (начальник политотдела райкома) и со слезами на глазах заявил, что не может остаться: я понял, что и он, и вся его группа - дезертировали.
Вторая из групп была более надежной. Я решил пойти на связь с ней лично. Она находилась в 25-30 км от нашей командной группы. За ночь я благополучно добрался до обусловленного ранее места, но отклика на пароль не получил - группа не выходила на связь. Утром я ушел обратно. В лагерь вернулся только на третьи сутки, т.к. шел обложной дождь, и увидел троих человек из той группы, с которой пытался установить связь. Они рассказали, что их командир проявил беспечность и был обнаружен проезжающими мимо немецкими солдатами. Он был ранен, и его - забрали, остальные - спрятались…
Подвели итоги и оказалось, что в отряде осталось всего 14 человек, в том числе два 16-летних подростка: девочка Люся и мальчик Федя… Новым командиром был назначен Лучинский. Надя Бутыльская была разведчицей, жила в городе… Радист Почтарев принимал сводки Совинформбюро, распечатывал на машинке несколько экземпляров и распространял их. Федя с бойцом выходили ночью к телефонной линии, залезали на столбы и проволокой замыкали провода… Работа отряда " кипела".
Вскоре разведчица Надя была арестована полицией. С нее взяли подписку о том, что она будет информировать полицию, если что-то узнает об отряде, и отпустили. С прежним упорством Надя не могла с нами работать. Данные передавала через своего отца, которого приняли в отряд. Разведчицей стала юная Люся. Радист Почтарев, принимая сводки, небрежно "разбрасывал" по веткам антенну. Я несколько раз предупреждал его об опасности быть замеченным, однажды пригрозил трибуналом (хоть его у нас и не было). Видимо, с трибуналом я "перегнул палку", потому что наутро Почтарев ушел. С тех пор мы остались без информации, так как приемник был неисправным, а "колдовать" над ним мог только Почтарев… Федя под благовидным предлогом (проявил инициативу действовать в одиночку) позже стал работать в полиции...
…Несмотря на сложившуюся в отряде обстановку, ночи наши были полностью "загружены" делами. Мы доставали продукты питания для себя, подрывали квартиры полицаев, устраивали засады на одиночные машины… В одну из ночей ушел и не вернулся Лучинский. Не вернулась из разведки и Люся. Положение в отряде было катастрофическим…
…На внутриотрядном собрании (нас оставалось 9 человек, в том числе 4 коммуниста и 2 комсомольца) приняли решение попытаться перейти линию фронта и связаться с другими партизанскими отрядами… Некоторые из партизан начали проситься домой… Двое вернулись в Коломыйчиху, Надя с отцом ушли к родственникам, секретарь райкома комсомола собрался вернуться на родину, в Белоруссию…
Нас осталось четверо: я, Позняков, директор совхоза №10, Моренко, инструктор райкома партии, и Иванов (фамилию называю условно, потому что настоящей - не помню), бухгалтер нефтебазы. Чтобы пересечь линию фронта, пошли в сторону Кантемировки. Шли попарно (я был в паре с Позняковым). При выходе из одного из сел - потеряли друг друга (пошли разными дорогами). Через несколько дней мы с Позняковым встретились в поле с женщинами, которые подсказали нам, что линия фронта проходит вдоль Дона… Для ее пересечения нужно было переплывать реку. Мой напарник идти дальше отказался, так как совершенно не умел плавать. Я его понимал и согласился на его предложение пристроиться временно в каком-то хозяйстве и переждать до освобождения. Так мы с Позняковым и распрощались…
Я блуждал около Дона и попал "в лапы" к итальянцам, от которых через пару дней мне удалось сбежать. Переплыл Дон и оказался среди своих. Прошел фронтовую проверку и был отпущен… Отправился в военкомат, представился как старший политрук запаса (мне присвоили это звание еще при работе на должности секретаря обкома партии)… Через время я был призван и отправлен в Рязань в спецлагерь на проверку. После проверки в звании старшего политрука был направлен в Москву в резерв ГлавПУР РККА. После обмундирования и оформления был направлен в распоряжение отдела политуправления Юго-западного фронта, которое перенаправило мое дело в Сватово.
Вернувшись в Сватовский район, узнал, что мои собратья-партизаны устроены: Моренко - первый секретарь райкома, Иванов - второй…После определенных "мыканий" я был восстановлен на должности первого секретаря Сватовского райкома партии. По договоренности с обкомом, Моренко стал вторым секретарем, а Иванов занял должность директора нефтебазы…
Помимо всех дел в первую очеред нам пришлось разобраться с дезертирами… Дронов был задержан немцами в Старобельске и расстрелян. Почтарев еще до моего возвращения работал редактором районной газеты. Его сняли с должности. Лучинский явился в райком за партбилетом через несколько месяцев после моего возвращения… Федя, как ни в чем не бывало, написал мне из какого-то села Ростовской области. Я сообщил его адрес в УКГБ и его арестовали… Люсю не стали разыскивать…
Трудности были с восстановлением промышленности: такие предприятия, как депо, завод, мельница, элеватор, были разрушены и их демонтированные перед оккупацией узлы не уцелели. Сложности были и в сельском хозяйстве. "На носу" - начало сева, а ни семян, ни тягла - нет. Нашлось в районе десятка два тракторов и с полсотни волов. Пришлось привлекать к посевным работам коров колхозников. Надо сказать, что женщины-колхозницы проявили в этом деле героизм: их дети оставались дома голодными, а они "таскали" своих буренушек по полю с утра до позднего вечера…
На следующий год уже дела обстояли лучше. "Подобрали" брошенную технику, немного - оставили воинские части. Это дало нам возможность поднять в районе до десяти тысяч гектар зяби…
…В военных условиях мы работали еще два года после освобождения района. И наконец - долгожданный день! Победа! Сколько радости и ликования! Все пережитое осталось позади, но не забыть товарищей, не вернувшихся домой с фронта. Победа принесла большую радость, но и оживила горестные чувства. Провели митинг, совещание - и за работу. Главным заданием, как и прежде, было восстановление хозяйства, и в первую очередь - сельского…
В марте 1946 года я был отозван из района обкомом партии и назначен первым заместителем начальника областного управления сельского хозяйства…"

Материалы предоставлеы краеведом Виталием ПРЫНЕМ

Warning: include(/sata1/home/users/newsedu/www/www.svatovo.lg.ua/_lm8ea8f138e7abf12fd3b69de62a906877/linkmoney.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /sata1/home/users/newsedu/www/www.svatovo.lg.ua/footer.php on line 22

Warning: include() [function.include]: Failed opening '/sata1/home/users/newsedu/www/www.svatovo.lg.ua/_lm8ea8f138e7abf12fd3b69de62a906877/linkmoney.php' for inclusion (include_path='./:/usr/local/share/pear/') in /sata1/home/users/newsedu/www/www.svatovo.lg.ua/footer.php on line 22