Сайт города
СВАТОВО




"Сватівські Відомості" в интернете



СУББОТНИК: ОТРУБИЛ ПАЛЕЦ - ТВОЯ ПРОБЛЕМА

Пришел апрель и как обычно, поставлен вопрос о наведении чистоты и порядка в городе, районе, области. Кажется, что это нужное и правильное дело. Никто же не любит жить в грязи. Опять большие и малые начальники, размахивая «шашками», сгоняют толпы своих подчиненных чистить лесополосы вдоль трасс Сватовского района. Чиновники всех разновидностей надеются на моральное поощрение в виде довольных лиц начальства. «Як батько сказав, так по-материному і буде»
Председатель облгосадминистрации Валерий Голенко подписал распоряжение о начале весенней акции по благоустройству территорий Луганщины. Этим документом утвержден план мероприятий и создан организационный комитет по проведению акции. Конечно, план есть, организаторы — тоже. Вот только ника-кими средствами эти планы не были подкреплены. По словам начальника Сватовского райавтодора О. Либровской, средства на чистку посадок ни разу не выделялись. Это значит — распоряжение есть, а там, выкручивайтесь, как можете. Или выкручивайте других - что местные чиновники, выбрав путь наименьшего сопротивления, и делают.
Сватовский автодор на общественных началах помогает поделить посадки на условные участки, которыми и «награждают» все предприятия района и предпринимателей. По мере возможности, дорожная служба помогает подвозить людей на эти работы.
А что народ? В душе негодуя и возмущаясь себе в платочек, взяв топоры и бутерброды, идет бесплатно работать на общее благо.
У нас же демократия. То есть — власть в руках народа. А значит, как народ захочет, так чиновник и будет делать — так должно быть. Хотя в действительности все как в старой украинской поговорке: «Як батько сказав, так по-материному і буде». Проводим параллели на сватовские реалии и получаем: «Як народ сказав, так, по-чиновницькі, і буде». Чем грозит субботник?
Об извращенном понимании демократии в нашей стране и в Сватовском районе в частности, знают все сознательные граждане. Но чем это грозит, люди в своем большинстве предпочитают не думать, надеясь на «авось». Попытаемся разобраться, чем нам грозит слепая вера в милость «пана», то бишь, в начальника.
Очень немногие, побывавшие на чистках посадок, вернулись домой, как говорится, без потерь. Только везунчикам удалось прийти домой без насморка, температуры, болей во всех мышцах, не спровоцировав приступа ревматизма да еще и трезвым. С болезнями все понятно — лечись по-тихому, не смей жаловаться или требовать компенсаций. Даже если отрубишь себе что-нибудь, никто за это не ответит, и никто тебе не поможет.
Исполняющий обязанности директора Фонда социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний С. Антюхин подтвердил, что травма, полученная во время чистки посадок, это проблема исключительно пострадавшего. Потому что уборка посадок не входит в перечень профессиональных обязанностей работников. Значит, лечение, всевозможные единоразовые пособия, ежемесячное пособие в случае утраты трудоспособности в этом случае не могут быть оплачены.
А один высокопоставленный (и сейчас еще при власти) сватовский государственный служащий в личной беседе с предпринимателем сказал: «Кто ответит, если палец отрубишь в посадке? Ну, это ты напился и отрубил». Вот она, истинная забота «пана» о подчиненном.
Хотя эти слова не лишены здравого смысла. Есть в городе «экземпляры», которые не прочь полихачить после чистки посадок. Выпив «смелой воды», они с камнями наперевес нападают на автомобили и бодают головами двери в квартиру журналиста. Кто гарантирует, что такие люди не отрубят себе или другому какую-нибудь часть тела? Но это — скорее исключение. Как правило, в Сватово живут адекватные люди.
И этим людям приходится надеяться только на себя, на свое здоровье. Как бы вы ни боялись прогневить начальство или вообще, потерять бесценное в наших краях рабочее место, нельзя забывать, что Украина гарантирует нам определенные права. Например, Конституция (статья 43), гласит, что «использование принудительного труда запрещается», а также «каждый имеет право на безопасные условия труда». А Кодекс законов о труде (статьи 32, 33) определяет, что «перевод на другую работу без согласия работника - запрещен».
Так что выбор, Сватовчане — за вами. Или безропотно гробить здоровье на бескрайних лесополосах малой Родины, или заявить о своих законных правах, защищать их. И в результате, достигнуть того, что наши «паны» будут вынуждены хоть иногда считаться с мнением народа. И станут реже зарабатывать себе бонусы (похвалу или «галочку» от начальства) на наш счет.

Юлия Красий

Обсудить статью в форуме



ЭКСКУРСИЯ В ДЕРЕВНЮ ДУРАКОВ...
или как Международный день солидарности трудящихся превратился в политический фарс

Много десятилетий Сватовщина, сначала в составе Украинской Советской Республики, позже — как часть независимой Украины, 1 Мая отмечает Международный день солидарности трудящихся. Все — от мала до велика, отмечают этот праздник, начиная с него «сезон шашлыков». Многие молодые люди не знают, почему возник этот праздник, поэтому для них это просто повод для отдыха.
В этом году митинг, посвященный дню солидарности трудящихся, стал поводом не просто для отдыха и пикника. Политические игруны местного масштаба вовсю использовали этот день как лишний повод для своих политических маневров.
Открыл митинг Н. Е. Шерстюк. Неясно было, то ли как мер города, то ли как лидер партии Регионов в Сватовском районе. После его речи, полной надежд на политику недавно избранного Президента, стало понятно, что Николай Емельянович решил использовать любой повод для политической рекламы симпатичной ему партии. Интересно, а как себя чувствовали при этом труженики с многолетним стажем, которые не поддерживают политику ПР? Как бедные родственники названом ужине?
После поздравлений с праздником главы Сватовской государственной районной администрации В. В. Мормуля, главы райсовета Ю. Г. Гавриленко, выступили и другие участники митинга. Представители партии Регионов, имеющие разные взгляды на работу в районе и городе, старались вести себя достойно — поздравили, прорекламировали партию. Все как обычно и в рамках.
Недоумение вызвало «поздравление» главы Коммунистической партии в Сватовском районе В. М. Прыня. Нервно перебирая в руках «стопиццот» страниц кем-то подготовленных лозунгов, Виталий Михайлович провозглашал, что «районная администрация (вторично утвержденный Президентом на должности главы В. Мормуль), узурпирует власть у районного совета (Ю. Гавриленко и 46 депутатов). К тому же, гарант Президента, нарушает Закон, подает материалы в желтую прессу, пишет кляузы в прокуратуру и так далее». Виталий Михайлович вспомнил, что он активный борец и революционер и призвал рассматривать этот праздник как день борьбы за свои права.
Зная криминальные истории четы Прынь, «приватизировавших» местную ячейку КПУ, нетрудно понять, за чьи права он в тот момент боролся. Коммунистическая партия всегда позиционировала себя, как оплот честности и справедливости. Поэтому стало неприятно, что ее сватовский лидер опустился до пустопорожнего обливания грязью неугодного ему в данный момент «гаранта Президента», пытаясь обелить своих покровителей в лице чиновников райрады и отстаивая личные интересы своей семьи.
Не хочется ни кого обидеть. Но когда цивилизованный человек вместо поздравления начал обвинять другого человека, чиновника, «во всех смертных грехах и в колдовстве дополнительно», показалось что я стою не на митинге в честь тружеников, а, извините, попала в «Деревню дураков» (было такое шоу на ТВ), где весь народ такие, как В.П., держат за дураков. Не верилось, что такое может происходить на самом деле. Следуя законам жанра, Мормуль (который стоял за спиной Прыня) должен был медленно, как в невесомости, подбежать к выступавшему и адекватно (как в том шоу), отреагировать. Тогда это выступление театра абсурда было бы логически завершено. Слава Богу, у главы райгосадминистрации хватило мудрости и такта проигнорировать 1-майский выпад оппонента и окончательно не превратить праздничный митинг в Каламбур-шоу.
После «поздравления» Прыня выступили представители профсоюзных и общественных организаций, Рыженков, Нехаев, Суховерхов, Кривошея, Селин. Они не переходили на личности, а просто поздравили тружеников, поблагодарили представителей власти за организацию праздника. Прозвучало много хороших и приятных слов в адрес присутствующих. Митинг объявили закрытым, зазвучала музыка. Все госслужащие, которым добровольно-настоятельно рекомендовали быть на празднике, быстро разошлись. Хотелось купить мороженное, пойти в ребенком в наш недавно сделанный парк и провести время в приятных родительских хлопотах.
Но осадок от «праздничного митинга» заставил поскорее уйти с этого места, где, казалось, до сих пор витают ненавистные призывы заклеймить неугодного.

Юлия Красий

Обсудить статью в форуме



СНАЧАЛА МЭР БЫЛ ЛЮБЕЗНЫМ ДОБРЯКОМ...
или «ЖИВЫЕ» ДЕНЬГИ ДЛЯ ШЕРСТЮКА

Прочитала в предыдущем номере «СВ» материал о поведении Ющенко и статью семьи Батраковых о льготах ветеранам. Уж как сильно эти материалы перекликаются с больной для нас темой произвола местных чинуш, который длится по отношению к нашей семье 4 года.

Без долгов задолжавшие...

А началось все так: 4 года назад мы решили приватизировать квартиру. В БТИ мне рассказали, какой пакет документов мы должны подготовить. В КП «Добробут» надо было взять справку о стоимости квартиры, но прежде - предоставить из горсовета справку о составе семьи. Но нам такой справки не выдали, потому, что мы числились в должниках за квартплату, хотя никогда не были злостными неплательщиками коммунальных услуг, за все платили исправно. А вот с «Добробутом» вышла неприятная история накануне.
Мой муж и сын попали в автомобильную аварию и сильно пострадали. Муж перенес много операций и долгое время находился на постельном режиме. Однажды в доме прорвало трубы, и вода обвалом пошла в квартиру. Можно представить состояние больного человека, прикованного болезнью к постели. Меня вызвали срочно с работы, но что я могла одна сделать? Жековцы приехали, пробили пол, вода сбежала в подвал, на том ремонтников только и видели. И сколько я потом просила заактировать аварию, убытки - никому ничего не было нужно. О том, как я занималась ремонтом труб — это отдельная история. В стрессовом состоянии, ведь еще не отошла от своего горя, я металась, как загнанная птица. Низкий поклон соседям — помогли: кто, чем смог. А в ЖЭКе так и не сочли нужным помочь, откровенно игнорировали мои просьбы об актах. С тех пор мы принципиально не стали платить за квартиру. И долг «набежал» -1 301 грн.
Вот об этом долге нам и напомнили, когда мы собрались приватизировать квартиру. Мы предложили сделать взаимозачет, ведь заплатили немалые деньги за трубы, за сварку, за ремонт в неприватизированной квартире. Но с нас требовали «живые» деньги, которые мы не могли заплатить. Так приватизация квартиры и накрылась «медным тазом».

Заммэра послал нас... сначала в бухгалтерию
Прошло время. Встал вопрос прописки детей после учебы. Дочка закончила мединститут. Но нам не выдавали злосчастной справки о составе семьи. А стать на учет в военкомате ей надо было в течение 10 дней. Чтобы нам помочь, чужие люди прописали дочку на своей жилплощади.
Чтобы решить вопрос со справкой, мы обратились лично к заместителю председателя горсовета И. Буланову. Тем более, что открылся один вариант, как «закрыть» наш долг «Добробуту». В этой организации работал муж моей сестры, и у предприятия остался долг нашему родственнику. Мы и попросили И. Буланова помочь решить вопрос взаимозачетом. Но не тут-то было. Буланов послал нас в бухгалтерию «Добробута», а там нам снова отказали. Я потом говорила господину Буланову: «Вы приходите в магазин, в котором я работаю, и, положив настал 50 грн., уходите без товара». Тот удивился,
мол, почему так? «А за что у меня ЖЕК требовал оплату 27 лет, если не предоставлял никаких услуг?», - говорила я Буланову. Но тот был непробиваем: «Платите «живые» деньги!» - и все.
Через некоторое время я встретила бухгалтеров «Добробута», и они сказали, что их заставили отказать нам, и мы так и не смогли приписать своих детей в собственной квартире. Дочка-медик (лор) уехала в областной центр (медики у нас, оказывается, не нужны), как и сын - офицер милицейской академии.
Я тысячу раз согласна с тем, что пишут «СВ». Действительно в Сватово — засилие папиных сыночков и дочек. Я уже 27 лет живу в этом городе (сама не местная), но успела убедиться, что здесь хорошо живут кум, сват и брат. На то оно и Сватово, тут - куда не кинься - все по блату. Нормальные дети, специалисты, хоть и хотят работать дома, им не дают такой возможности. Вот наши дети из-за какой-то справки уехали из дому, и теперь работают на развитие других городов. Хотя мы гордимся своими детьми, гордимся тем, что смогли дать им престижное образование. Однако местным чиновникам наши дети просто как бельмо на глазу, ибо у них есть свои дети, которых надо пристроить в первую очередь.

«Пока Я (Шерстюн - приги.ред.) хозяин земли сватовской...»
Но наши беды из-за известной справки не закончились. Муж получил пенсию, как работник МВД. С пенсией предоставили и законные льготы, но пользоваться ими муж так и не смог. Во все службы нужна была справка о составе семьи, которую горсовет нам все так же и не давал...
Из-за долга в КП «Добробут», которого уже и в помине нет (горсовет развалил это предприятие и закрыл), на сессии горсовета нам отказали в достройке балкона.
Муж ходил на прием к мэру Н. Шерстюку, но тот сказал ему, что мы — люди не бедные, если в таких «дорогих» вузах учили детей. Я не поверила в то, что Николай Емельянович, за которого я голосовала, и когда он победил, то кричала от радости: «Слава Богу, что победил Шерсткж!», так грубо обошелся с нами. Мы вдвоем с мужем пошли на прием к Шерстюку.
Мэр вызвал Буланова, и уже вместе с ним стал нас стыдить. Мол, из-за таких, как мы, должников и крахоборов, условно дали срок бухгалтеру из «Добробута».
При этом Николай Емельянович о своей собственной вине и не вспомнил. А ведь это коммунальное предприятие не делало отчислений в Пенсионный фонд, именно потому и наказан бухгалтер. А кто руководители городского предприятия? И что они разве не знали, куда девались деньги, и почему люди, работая в «Добробуте», не смогли получить пенсии? А вот крахоборами оказались почему-то мы. Более того, городской голова изрек такую тираду: «Пока я хозяин сватовской земли, не видать вам ни льгот, ни справок, пока не заплатите «живые» деньги».
Мы стали просить письменный документ как основание, на котором нас с мужем стали выпихивать из кабинета мэра и отказывать в нашей просьбе. Естественно, мы ничего не получили, а городские руководители сами поспешили покинуть кабинет, бросив нас там. Мужа — растерявшегося, меня — плачущую.
Правда, перед этим Николай Емельянович посоветовал нам обращаться в суд. Хотя городской голова прекрасно знал, что у нас с «Добробутом» и договора то никакого не было. Какой суд? Да и о судах у нас горькое воспоминание. Ведь наезд на автомобиль, в котором пострадали мои родные, совершил тоже один из высокопоставленных чиновников из другого города. Мы так и не смогли добиться правды в судах. Ведь у чиновников - и связи, и деньги. Поэтому и наш Николай Емельянович тоже не мог понять, как нам тяжело финансово учить двух студентов. Он так и говорил: «А я не собираюсь учить ваших детей-контрактников».
Я была просто удивлена резкой переменой поведения мэра. Сначала он был таким любезным добряком, но потом превратился просто в «адамса» (персонаж из фильма ужасов - прим.ред.), не умеющего разговаривать, готового в любой момент послать тебя подальше.

Обратились к В. Мормулю
Нам ничего не оставалось, как со своей бедой пойти к главе сватовской райгосадминистрации В. Мормулю. Там была очередь, но Владимир Владимирович, спасибо ему, принял нас по-человечески, уже во время обеденного перерыва. Выслушал и принял наше письменное обращение.
Вскоре это обращение было отправлено в прокуратуру. И самое интересное, что в течение нескольких дней решился вопрос, который 4 года не давал нам жить и чувствовать себя людьми, ведь нарушалось наше конституционное право. Мы уже приписали детей и решаем вопросы по льготе. Только кто нам вернет уже утраченное на льготах? Через суд этого добиться будет нелегко. Поэтому пускай эта утрата остается на совести Н. Шерстюка. То, как он, со своими сотоварищами, поступает с людьми, называется просто: зарвавшееся хамство. Ведь любое кресло, любая должность не позволяет себя так вести.
Мы написали о нашей истории в «СВ» не только для того, чтобы хоть немного поставить на место избранных нами же чиновников, но и для того, чтобы люди противостояли незаконному нажиму власти. Буланов даже сам при нас сказал Шерстюку: «Вот видишь, люди уже сами начинают законы «вырыскивать». А это Шерстюку и команде - не надо.
Не надо, чтобы мы знали законы, претендовали на свои права, говорили вслух то, что думаем. Больше мы нравимся тихими, тупыми, затюканными. Но уже пришло то время, когда и нам, жителям громады, больше по душе умные, инициативные, современные, человечные руководители, а не случайные «хозяева сватовской земли», которые этой самой земли под ногами не чувствуют. Бог таким судья, а выбор делать сватовчанам.

Надежда Ващенко, г. Сватово

Обсудить статью в форуме

«Все - для фронта! Все - для Победы!»

В гостиной за чашкой чая я встречаюсь с Нелиной Андреевной Павловой, участником Великой Отечественной войны, ветераном педагогического труда и просто хорошим человеком. Неспешно течет беседа, Нелина Андреевна делится воспоминаниями о давно минувших днях.

- Нелина Андреевна, расскажите, пожалуйста, о своей семье.

- Родилась я и воспитывалась в семье служащего. Отец мой, Матляков Андрей Иванович, как только началась гражданская война, ушел добровольцем в Красную Армию. Это было в 1918 году. После войны, в 20-е годы, возвратился в родной город Сватово, вступил в ряды комсомола, работал в ЧК — боролся с бандитизмом, был членом Сватовского райкома комсомола, принимал участие в работе первого съезда комсомола Украины.

- Остановитесь, будьте добры, подробнее на участии Вашего отца в Великой Отечественной войне.
- Конечно. Я всегда с теплотой вспоминаю отца и могу говорить о нем бесконечно. В дни Великой Отечественной войны мой отец ушел в партизаны, он был пулеметчиком в партизанском объедении «Грозный» под командованием Я. И Сиворонова. В августе 1944 г. по решению ЦК КП (б) У в Киеве были организованы спецшколы по подготовке кадров партизанского движения. Позже такие школы были в Харькове, Полтаве, Лисичанске. Перед партизанами была поставлена задача — все силы бросить на борьбу с врагом. Были созданы партизанские отряды, подпольные райкомы и обкомы партии.

- Мы знаем, что Ваша мама, Матлякова Анна Федоровна, внесла свой вклад в борьбу с врагом. Хотелось бы об этом узнать поподробнее.
- Да, это правда. Моя мама в годы гражданской войны добровольцем ушла на фронт, она служила в первой Конной Армии С. М. Буденного. Работала санитаркой в передвижном полевом госпитале. Прошла боевой путь от Сватово до Таганрога.

- А как сложилась Ваша жизнь в годы Великой Отечественной войны?
- В 1942 году мне исполнилось 16 лет, в Мае этого же года я вступила в ряды ВЛКСМ. Ровно через месяц нам пришлось эвакуироваться вглубь страны. Мы добрались до Сталинграда; трудный это был этот путь — несколько раз на наш обоз налетали фашистские самолеты — мы были под угрозой гибели. Несколько раз нам пришлось выбираться из окружения. В Сталинграде мы завербовались на военный завод, который находился в г. Ижевск. Плыли вверх по Волге, Каме, по речке Белой. Позже мы перебрались в г. Благовещенск Башкирской АССР. Мама была со мной. Вместе с ней мы работали на военном заводе № 428.

- Как вам работалось там?
- Было очень трудно. На заводе организовывали бригады детей 7-14 лет. Вначале нас обучали фрезерному делу, а потом стали складалыцицами: мы сбивали и складывали ящики для нашей продукции. Многие дети не могли достать до станка, приходилось под ноги подставлять ящики. Меня назначили бригадиром этой детской бригады. Вскоре наша бригада стала выполнять и перевыполнять нормы. Огромная радость охватила нас, когда в цехе появился стяг, а на нем большими буквами было написано, что наша бригада выполнила задание на 300%.
На заводе нашу бригаду так и стали называть «Трехсотница».
Вспоминаю такой эпизод: на одном из комсомольских собраний мне вручили подарок - ватную фуфайку, стеганые штаны, шапку-ушанку и валенки. Этому подарку я очень обрадовалась — ведь на Урал мы прибыли в летних одеждах, а уже наступали холода.
Осень-зима 1942 года. Этот год был годом тяжелых испытаний не только для взрослых, но и для нас, детей. Работали мы по 14-16 часов, в цехах было очень холодно: -30 градусов, на дворе — 40, -50. Как говорили, птица на лету замерзала, но мы были на своей продукции, на ящиках со снарядами писали согревающие наши сердца слова: «Все — для фронта! Все — для Победы!», «Смерть фашистским оккупантам», «В труде, как в бою!». Несмотря ни на холод, ни на голод, ни на трудности — шли мы на работу с одной мыслью - помочь нашим солдатам поскорее победить врага.
С нашего завода прямо на фронт отправлялись все виды продукции: мины, бомбы, взрывчатка. Выполняли мы и другие работы: заготовляли лес для деревоотделочного цеха, подвозили кокс и чушки к доменной печи. Всех нас объединяла глубокая вера в победу, преданность Родине. В свободное от работы время мы, комсомольцы, проводили читку «Комсомольской правды», т. к. дети в основном не умели читать.

- Скажите, Нелина Андреевна, как сложилась Ваша жизнь после возвращения из эвакуации в родной город?
- В конце марта 1943 года, после освобождения нашего города от немецко-фашистских захватчиков мы с мамой возвратились из эвакуации. В этом же году была организована и открыта школа на базе СШ №7. Учеников собирали не только по городу, но выезжали в села и там искали детей для нашей школы. В начале в школе было три ученика, директор и деловод. Позже в школе насчитывалось 56 учащихся. Была создана ученическая комсомольская организация, секретарем комсомольской организации была избрана Нина Самолкина.
Мы не только учились, но и занимались внеклассной работой — собирали подарки для бойцов Красной армии, для партизан — комплектовали библиотечки, вязали носки и рукавички, изготовляли кисеты, шили носовые платочки, писали на фронт письма. Занимались в художественной самодеятельности. С подготовленными концертами выступали перед ранеными бойцами в госпиталях. Летом собирали лекарственные травы, занимались заготовкой дров для школы и госпиталей.
Жизнь налаживалась — открылись школы №1,6,7.
В 1943 году страна отметила 25-летний юбилей Ленинского комсомола. В честь этого юбилея комсомольцы организовали субботник по очистке территории школы, парка. Комсомольцы посещали семьи фронтовиков, оказывали им помощь.

- А чем Вы занимались в мирное время?
- После войны я окончила вначале Купянское педучилище, затем Харьковский учительский институт, а позже — Белгородский педагогический институт. Вся моя жизнь была посвящена воспитанию молодежи. Вначале я работала учителем младших классов, потом учителем русского языка и литературы в старших классах.
До самого выхода на пенсию работала в СШ № 7, позже эта школа стала гимназией имени В. Сосюры. За долгосрочное пребывание в рядах КПУ мне вручили знак «50 лет в КПСС»,

- Нелина Андреевна, спасибо вам за интересную встречу, за ваши воспоминания. Здоровья Вам, оптимизма, хороших друзей.

Беседу записала Наталья Тимофеевна Полякова

Обсудить статью в форуме