Сайт города
СВАТОВО




"Сватівські Відомості" в интернете



Портрет одного района

Сватовский район — самый крупный на Луганщине по размерам пашни. Неиспользуемых земель здесь нет. Все 110 тыс. га плодородных черноземов обрабатываются, засеваются, вспахиваются. 100 тыс. га находятся в аренде агрофирм и фермерских хозяйств, включая единоличников. Поэтому логично, что самые острые вопросы Сватовщины сосредоточены именно в сельском хозяйстве.

Паи
Первое, что бросается в глаза, — это своевольное отношение арендаторов к оплате арендованных крестьянских паев. В среднем по району пай на одного человека составляет 7—8 га, соответственно его стоимость, определенная государством, — 50—56 тыс. грн.
Согласно указу президента арендная плата за использование пая должна составлять не менее 1,5% от его стоимости. Если бы арендаторы рассчитывались деньгами, все было бы понятно — паи оценены государством и начислить 1,5% несложно. Но все агрофирмы рассчитываются с крестьянами бартером, в первую очередь — пшеницей и ячменем. И здесь каждый измеряет своим аршином, ведь отпускную цену на зерно устанавливает владелец агроформирования. Вот и получается, что, например, одна из крупнейших в районе агрофирм «Лотуре-Агро» (поговаривают, что ее истоки находятся в столице), арендующая 3000 га у жителей с.Райгородка, платит им за пай размером 7 га 250 кг пшеницы и столько же ячменя, а директор агрофирмы «Милуватская» в с.Милуватка за пай 5 га дает 1200 кг пшеницы и 500 кг ячменя. Даже в той же Райгородке владелец агрофирмы «Юлия» дает крестьянам на пай 1 тонну пшеницы и полтонны ячменя. Говорят, что такая его щедрость по сравнению с «Лотуре-Агро» связана с тем, что в этом году истекает срок действия договора аренды паев и собственник заинтересован в их продлении. Но в любом случае имеет огромное значение, своя агрофирма, местная или пришлая. Пришлые фирмы, как показывает практика, не считаются с правами и интересами местной общины, их владельцы, как правило, находятся «за кадром» и председатели сельских общин имеют дело только с наемными управляющими, которым в одно ухо влетит, а из другого вылетит, да и повлиять на политику своих хозяев они не могут. Скорее всего им даже не хватает смелости поднять эту тему перед владельцем. От таких фирм местным общинам дождаться какой-то благотворительности на развитие социальной инфраструктуры села — что манны небесной, в отличие от местных агрофирм, руководителям которых близки проблемы конкретного села, поскольку и они, и их дети живут именно здесь.
Не спешат такие пришлые фирмы и выполнять законом определенные обязательства, такие как уплата налогов сельской общине. То же «Лотуре-Агро» уже 1,5 года упорно не хочет платить земельный налог за использование незатребованных паев и за землю под сельхозпостройками.
Второй болезненный вопрос, касающийся не только Сватовщины, — это определенная государством стоимость земельного пая. Установлена она 8-10 лет назад и с тех пор не пересматривалась. В 2002 году президент Украины определил минимальную стоимость аренды земельного пая в размере 1,5%. Но прошло 6 лет, а 1,5% тогда и сейчас — это огромная разница. Цены на все выросли многократно, из-за чего «в натуре» крестьяне получают на свой пай все меньше и меньше. А чиновники на местах, наверное, подзабыли, что в указе президента №92 от 02.02.2002 г. был не только установлен минимальный размер оплаты, но и было требование к «постепенному увеличению этой платы в зависимости от результатов хозяйственной деятельности и финансово-экономического положения арендатора». В распоряжении Кабмина № 270-р от 16.05.2002 г., изданном во исполнение президентского указа, предусматривалось, что размер аренды земельного пая в 2003 году уже будет не меньше 2%. А в Сватовском районе еще и нынче треть арендаторов платят за арендованные паи минимальные 1,5%, а остальные — не более 3%! И это — откровенная недоработка районной власти. Между прочим, как сообщила районная пресса, только в этом году владельцы агрофирм Сватовщины закупили 12 автомобилей типа «джип», что показывает, каких размеров средства оседают в карманах новоявленных господ.

Жертвы эксплуатации
Но не только на паях тружеников наживаются владельцы агрофирм. В сельском хозяйстве самая низкая в районе зарплата — 802 грн. Это среднестатистическая зарплата, т.е. кто-то получает несколько тысяч, а кто-то — всего несколько сотен, притом что занятость, особенно в период жатвы, — от зари до зари. В промышленности средняя зарплата на 40% выше.
Часто бытовые условия труда поражают своей бесчеловечностью. Одна крупная агрофирма отправила своих водителей из Сватовского района на уборку урожая в Сумскую область. Спят они в машинах, моются в пруду (хорошо, что он там оказался). Кормят, но так: если опоздал на определенное для еды время — ходи голодным, а опаздывать приходится часто, ибо не успевают выполнить намеченный план. Так и работают — грязные, невыспавшиеся, голодные. А управляющие агрофирмы сообщили: сначала уберете пшеницу, затем — свеклу, кукурузу. Т.е., считай, до поздней осени жить в таких бесчеловечных условиях, вдали от родных мест. И  отказаться нельзя. Очередь безработных в сельской местности длинная.
Но хуже всего, что владельцы агрофирм беспощадно эксплуатируют землю. Что такое оставлять землю под пар — уже забыли. Больше половины засеянной в районе зерновыми и зернобобовыми культурами посевной площади занимает кукуруза — чрезвычайно истощающая землю культура.
Своим варварством поражает способ ликвидации стерни, да заодно и валков соломы, остающихся после уборки зерновых культур. Во-первых, при Советской власти солому собирали — это была ценная кормовая культура в животноводстве. Сейчас в Сватовском районе отрасль животноводства, по утверждению районной власти, остается одной из проблемных — ни удои, ни сдача животных на убой здесь не достигают запланированных показателей. Поэтому и скармливать солому некому. А во-вторых, стерню раньше перепахивали. Теперь в погоне за прибылью владельцам агрофирм это невыгодно, ибо опять затраты. Им легче  поджигать стерню вместе с валками. Скажу откровенно — это страшно, когда горит огромное поле, оставляя за высоченными языками пламени черную выгоревшую землю. Какой вред это наносит — можно не объяснять. Но кроме поля сгорает все, что попадается на пути огня, — в первую очередь лесопосадки, которых и так мало в степной Сватовщине. Были случаи, когда огонь добирался и до сел. Районная власть борется с этим бедствием телеграммами в адрес руководителей агрофирм, но привлечь их к ответственности не может — поймать владельцев агрофирм «на горячем», на поджоге стерни, фактически невозможно.
В этом году произошло чудо — урожай зерновых на Сватовщине достиг небывалых показателей. По компетентным оценкам, такого урожая здесь не было уже 20 лет. На некоторых полях сбор зерновых составляет 70 центнеров с гектара. Но потребительское отношение к земле дало о себе знать — среди урожая только 30—40% составляет пшеница 3-го и 4-го классов (класс определяется по многим параметрам, в первую очередь  по количеству белка), которую закупает государство и которая пользуется спросом за границей (о 1-м и 2-м классах речь даже не идет). Еще 30% — это пшеница 5-го класса, из которой тоже можно печь хлеб, но которую нелегко продать. Говорят, что именно из такой пшеницы раньше выпекали буханки хлеба, стоившие 16 копеек. Ну и остальное — так называемый фураж (кормовая пшеница).
Интересные цифры назвали мне в райгосадминистрации: если при Советской власти государство покупало 1 кг пшеницы любого класса по 9,8 коп. при стоимости 1 л солярки — 7 коп., то теперь государство закупает 1 кг пшеницы 3—4 класса по 1,2 грн при стоимости 1 л солярки — 7 грн. Мировая цена за тонну пшеницы
3—4 класса нынче — $380—400.
Поэтому агрофирмы делают все возможное, чтобы минимизировать свои расходы. Выигрывают здесь, конечно, крупные фирмы, имеющие более новую технику. В упоминавшейся уже Райгородке до «Лотуре-Агро» работала донецкая фирма «Агрекс».
Для обработки тех же 3000 га земли в ней были задействованы 109 человек. Когда на место «Агрекса» пришло «Лотуре-Агро» с мощной, новой техникой, этой фирме для обработки 3000 га  понадобилось всего 44 человека. Поэтому недаром во многих селах говорят: работа в селе есть, но люди не нужны.

Ненужные
Люди в селах сейчас никому не нужны. Ни государству, ни агрофирмам, работающим на их земле. Как это ни дико звучит — это балласт, от которого все рады бы избавиться.
В селе Оборотневка остроумно вспомнили песенку из детского фильма «Приключения Электроника»:

До чего дошел прогресс —
Труд физический исчез,
Да и умственный заменит
Механический процесс.

Интересную фразу сказали уже и не вспомню в каком селе: «Когда-то шли в поле — пели, на поле — пели, шли с работы — пели, а теперь выехал в поле «Джон Дир»...». Вот какое мнение прозвучало в селе Хомовка: в народе умерла песня, поэтому народ стал таким жестоким... Над этим стоит задуматься.
Люди понимают, что их выдавливают из села. Население катастрофически уменьшается. Смертность здесь превышает рождаемость почти в 3,5 раза!
Детей становится все меньше и меньше — просто их уже некому рожать. Из молодежи кто смог — уехал в города, рабочих мест в селе мало.
Даже такое подспорье для крестьянского хозяйства, как коровы, постепенно теряет свой смысл — у людей и сейчас скупают молоко по 90 коп. за литр! Между прочим, фермерские хозяйства, самостоятельно доставляющие молоко на, скажем, Купянский молокозавод, сдают там его по 1,85 грн. Т.е. и здесь перекупщики имеют на крестьянах 100% навара! Наверное, именно поэтому поголовье скота в домашних хозяйствах за последние годы очень уменьшилось.
Отношение к людям, видно, прежде всего, по состоянию культурных учреждений. Уже давно не функционирует дом культуры в крупном селе Гончаровка. В конце года закрывается дом культуры в большом селе Милуватка — из-за аварийного состояния крыши. На ремонтные работы необходимо более 1 млн грн — для сельской местности и даже для района средства фантастические. Понемногу разваливается дом культуры в поселке Нижняя Дуванка, где из 5 тыс. жителей осталось меньше 2-х. Подобная ситуация — во многих селах района. Да и, что греха таить, наверное, в большинстве украинских сел.
Большие хоры, функционировавшие
в с. Преображенное, Хомовка, — уже давно в прошлом. Сейчас это, возможно, звучит смешно, но участники хора с. Хомовка до сих пор с теплотой вспоминают те времена, когда им за каждое выступление местный консервный завод давал по сто крышек для консервации. Нет сейчас в Хомовке консервного завода, фактически на грани уничтожения техническое училище, где готовят механизаторов. Прежде сюда приезжали на учебу со всей области, теперь — из ближайших сел. Уже не смешно, но будущие механизаторы изучают сельхозтехнику на плакатах, поскольку техника, находящаяся на балансе училища, была стараниями старой, еще кучмовской, районной власти распродана.
Между прочим, интересные метаморфозы произошли с руководителем этой старой кучмовской власти. Бессменный на протяжении 8‑ми лет кучмовского правления глава Сватовской райгосадминистрации Владимир Просин теперь возглавляет районную организацию ... БЮТ! И лидера этой политической силы, очевидно, не смущает, что ее нынешний однопартиец прославился в районе тоталитарным стилем управления и противозаконными способами организации голосования за тогдашнего президента.
Но бизнес forever!


Илья Фетисов
газета Коммунист 11.09.2008



Обсудить статью в форуме



У меня собственная правда о голодоморе

Мне в детстве пришлось пережить страшный голод. Пять человек из нашей семьи умерли, остались мы вдвоем с мамой. Как мы выжили, трудно объяснить. Наверное, как и на фронте: кто-то погибает, а кто-то остается.
В то время, в только что созданных колхозах, получали очень низкие урожаи, и колхозники жили за счет приусадебных участков. Огороды были большие, доходили до гектара. Половину площади сажали картофелем и овощами, а остальную площадь сеяли кукурузой и подсолнухом. Рассчитывали на то, чтобы было из чего сварить борщ и кашу. Хлеб в те годы считался продуктом роскоши, и если и появлялся на столе крестьянина, то - суррогатный: с добавлением картофеля, жмыха и прочего.
В 1932 году была сильная засуха. На огородах ничего не выросло, а в колхозе не взяли даже того, что посеяли. Голод начался в начале 33-го, когда у людей все запасы кончились, а в кол-хозных амбарах гулял ветер. Умирали, в основном, в многодетных семьях и в тех семьях, где не было коровы.
С той далекой поры моя детская память сохранила постоянное чувство голода, все время хотелось кушать. Ежедневно нас с мамой тревожил вопрос, где взять продукты питания. Каждое утро мама посылала меня к церкви. Там росла большая липа, и я срывал с нее крупные листья в сумку и приносил домой. Мама измельчала листья ножом, обдавала кипятком, варила мерзлую и высохшую картошку, собранную в поле возле прошлогодних буртов, потом перемешивала листья с картошкой и выпекала лепешки прямо на раскаленной плите.
С нами по соседству жили поп с матушкой. Когда церковь закрыли, поп порвал с религией, постригся и начал курить самосад. Один раз в неделю они приходили к нам перерабатывать зерно в ступе, которая у нас имелась. Этот день для нас с мамой был самым большим праздником, потому, что матушка за пользование ступой насыпала нам пол - литровую кружку пшеницы, и мы с радостью лакомились кутей.
Измельчать зерно на муку в ступе - занятие очень трудное, продолжительное и служит хорошей тренировкой для выработки терпения. Работали супруги на смену. А потом вдруг матушке пришла в голову мысль работать в два толчка одновременно. Вначале у них ладилось. Но постольку силы были неравные, матушка стала отставать, ритмичность ударов нарушалась, и наступал момент, когда оба удара совпадали. При этом зерно из ступы вылетало на пол, батюшка начинал ругаться, и выходил на перекур.
Матушка была замечательной женщиной. Бывало, удивит меня в садку на вишне (я собирал и ел вишневый клей), и зная, что я голодный, позовет к себе. «Иди, поможешь мне печку топить в садку», - и вела в сад. Приносила золоченные церковные книги, а я бросал их в печку, потом меня кормили пшенной кашей.
Избавление от голода к нам пришло весной 1933 года. Я бы погрешил перед совестью, если бы согласился с утверждениями, что в 1933 году в нашем селе был голодомор. Ведь именно тогда от голодной смерти меня спасла Советская власть, которая создала приют для детей умерших родителей. А мама, работая весной в колхозе, получала трехразовое питание. Продукты питания поступали централизовано из госрезерва.
В настоящее время Президентом и его единомышленниками наделано много шума о голодоморе. Утверждается, что в этом виновата не стихия, а сталинский режим, силой забравший хлеб с Украины. Я не могу судить за всю Украину, но из нашего села хлеба никто не вывозил, его в селе просто не было. Хлеб забирали у кулаков во время коллективизации, но это было раньше в 1929-1930 гг.
Когда я повзрослел, то узнал из рассказа односельчан, как это было. На момент начала коллективизации в селе было три категории крестьян.
Большинство из них - бедняки. Они ничего не имели, кроме своих рабочих рук. И в колхоз они вступали с радостью. Вторая категория - середняки. Эти имели небольшие наделы и сами их обрабатывали. Они с небольшим, но все же опасением, вступали в колхозы. И, наконец, - кулаки. У них были большие наделы земли, рабочий и продуктивный скот, с/х инвентарь и наемная рабочая сила (батраки). С кулаками занимался уполномоченный представитель (ГПУ). Губернское по-литическое управление персонально вызывает по фамилии в сельсовет и предъявляет требования: отказаться от собственности на землю, сдать в колхоз весть скот, с/х инвентарь и из-лишки хлеба, подписать заявление о вступлении в колхоз. Тот, кто согласился на эти условия, оставался на равных со всеми в колхозе. Были такие, что бросили все хозяйство и уехали на Донбасс, и там растворились в шахтерской среде.
У тех кулаков, которые упорно сопротивлялись, комнезамовцы забирали все имущество силой. Главу семьи после нескольких предупреждений отдавали под суд, а его семью выселяли с хаты. Но таких в нашем селе были единицы.
То был трудный период в истории страны, шла непримиримая классовая борьба между бедными и богатыми. Можно обвинять руководство страны в несвоевременном оказании продо-вольственной помощи, подобному, как настоящая власть не предприняла защитных мер от наводнения на Западной Украине.
Не понятно для чего надо было поднимать эту тему, бередить душевные раны своих соотечественников. Кулаков и комнезамовцев уже нет в живых, но остались потомки тех и других, и они из рассказов своих родственников знают, как тогда развивались события.
Обидно за школьников, которых заставляют писать сочинения на тему голодомора, засоряя детское сознание исторической неправдой.

Василий Пономаренко, с. Гончаровка

Обсудить статью в форуме



Горсовет «ОбоГРЕЛ» новыми ценами

Может, и не очень корректно анализировать информацию, полученную из одной газеты, в другой, но я очень сомневаюсь, что мое письмо напечатают в официальном вестнике горсовета. А тема - важная, касается жизни горожан.
После любвеобильных поздравлений на первой странице «людей похилого віку та ветеранів», вторая страница дает этим же людям звонкую пощечину. Да только ли им? Вторая страница газеты, где напечатаны решения исполкома городского совета о новых тарифах на отопление, действуют на всех, как ушат холодной воды. Ссылаясь на выводы какой-то там комиссии (наверное, чтобы оградить себя от всяких «незаслуженных» нападений со стороны тех людей, которые, как говорится, «попали»), члены исполнительного комитета горсовета во главе с нашим уважаемым мэром, решили поддержать вновь созданное предприятие «Сватове-тепло» очень быстрым и надежным способом - в очередной раз повысив тариф на отопление до 23,25 грн. за 1 кв.м. отопительной площади.
Люди, которых это не касается, пропустят данное сообщение мимо ушей. А мне стало искренне жаль тех, кто по каким-либо причинам не смог провести автономное отопление в квартиры. Ведь теперь стоимость отопления квартиры в 30 кв. м. будет почти 700 грн. в месяц, а квартира в 50 кв. м - почти 1200 грн. в месяц. Что ни говори - цены европейские. Только зарплаты - украинские. Почему комиссия, на выводы которой ссылаются члены исполкома, не исследовала «плановые затраты» квартиросъемщиков с минимальной зарплатой и минимальной пенсией. Скажите - есть субсидии. Субсидии- то есть, да не для каждого такая честь. Мы-то с вами прекрасно знаем, сколько категорий населения попросту не попадают под субсидию по разным причинам.
В результате люди просто-напросто перестанут платить за оказанные услуги предприятию «Сватово - тепло». А за счет субсидий из государственного бюджета оно не выживет, точно так, как не выжила теплосеть. Долги населения снова будут накапливаться, а года через два откроют новое предприятие, а долги останутся в старом. Знакомый прием.
Возникает вопрос: а стоит ли платить вообще или лучше купить лишнее ведро картошки? Ведь еще есть оплата за воду, которая выросла в 3 раза. Мусорщики тоже в долгу не остались. Мне возразят, что коммунальным предприятиям зарабатывать тоже нужно каким-то образом. А что делать одинокому пенсионеру, у которого пенсия 530 грн. или главе семейства с зарплатой 700 грн. и двумя маленькими детьми? Вот какой дисбаланс получается.
Но настоящим плевком в сторону простых людей стала напечатанная ниже под решениями исполкома статья г-на Верещагина о прекрасной жизни в Белоруссии и констатация факта, что у нас не тот Президент. А какой ТОТ? От Партии Регионов? Если регионалы на местном уровне повысили цены до заоблачных высот, то все это будет происходить и на уровне государственном. Ведь создается уйма комиссий, на выводы которых ссылаются власти. А где комиссии, которые должны анализировать зарплаты и пенсии в том же Сватово, которые должны регулировать рост цен буквально на все, а главное - на товары первой необходимости. Хорошо выводить средний показатель, если начальник получает 2 тысячи 400 грн., а подчиненный - 600 грн., а средняя зарплата получается 1500 грн. Выходит, с такой «средней» мы еще не плохо живем. Как говорится, раньше мы мясо покупали за 20 грн., а сейчас позволяем себе купить его за 70 грн., значит, уровень жизни «повышается». Наверное, так рассуждали члены областной комиссии и члены исполкома горсовета. Так что живите спокойно, мои любимые сограждане, и наслаждайтесь теплом ваших квартир за 1000 грн. в месяц (если тепло действительно придет к вам, в чем лично я сомневаюсь).

Н. Комисарова.
г. Сватово.

Обсудить статью в форуме



«В печінках сидить оцей наш «Безпредел»

Чималий резонанс викликають матеріали членів Сватівського осередку Всеукраїнської громадської організації Антикримінальний вибір» М. Тішакова, Ю.Любченка, М. Матвієвського, надруковані на сторінках «Сватівських відомостей». Хтось поділяє їх погляди, хтось - не сприймає. Але, так чи інакше, багато читачів цікавляться, хто ці люди і яка мета роботи їхньої громадської організації. Ми зустрілися з членами цієї організації і поспілкувалися.

- Скажіть, чому ви обрали громадську організацію саме такого спрямування?
Микола Тішаков: 4 квітня 2008 року ми, троє сватівчан, заснували у Сватівському районі районний осередок Всеукраїнської громадської організації» Антикримінальний вибір». Сама назва громадської організації говорить про цілі та завдання, які ми поставили перед собою - це допомога простим людям у боротьбі з корупцією, криміналом та бюрократією. Чому зібралися разом? Бо в печінках вже сидить оцей наш «беспредел» життєвий. Один в полі - не воїн, а разом ми - сила, що безкоштовно і наполегливо буде «сприяти захисту політичних, соціальних, наукових прав та інтересів фізичних осіб, об'єднань громадян України.
Юрій Любченко: За 6 місяців існування наш осередок наділі переконує сватівчан, що зі злом треба боротися, які б «недоторканні» та «круті» вас не принижували та ошукували. Сподіваємося, що земляки читали наші матеріали по хабарництву в медицині, правоохоронних органах. Один матеріал ми направили до прокуратури по розкраданню кольорових металів у ветеранів. Провели кілька поїздок по місту та району для фактичного вивчення і перевірки інформації мешканців Сватівщини.
Микола Матвієвський: Завдяки плідній співпраці з журналістами «СВ» про наші справи довідалося багато людей. І саме по очах людей, за їхніми думками ми можемо відчути, що йдемо вірним шляхом. У сватівчан зникає комплекс рабів, люди перестають боятися і відстоюють свої законні інтереси. А це для нас головне, бо самі маємо руки в мозолях, а не в діамантах.

- Деякі зі сватівчан вважають, що ви лише прикриваєтесь трафареткою громадської організації, а насправді працюєте на імідж якоїсь політичної партії.
Микола Тішаков: Чотири роки ми «варились» в тій «каші», що зветься політикою. А тому, що таке політики та їхні осередки на місцях знаємо дуже добре, бо на своїй власній шкурі це відчули. Вважаємо, що людям праці, лікарям, вчителям, трудівникам села від сучасної політики нудить. Як у Києві, так само і у Сватовому, йде велика війна поміж мільярдерами та мільйонерами за народне майно, що ще не «прихвачене». Подивіться, який «бомонд» тусується навколо сватівського владного корита - всі дітки від шлюбу «совдепії» та «папи Вані».

- Не думаємо, що такі ваші вислови сподобаються багатьом тим, хто при владі сьогодні. До речі, як у вас складаються стосунки з місцевою владою?
Юрій Любченко: Все, що роблять обрані та найняті керманичі для добра громади, нами, безумовно, схвалюється. Але вся влада повинна бути відкрита для критики, щоб не зарости корупційною пліснявою павутиною. На те вони й «слуги народу» за народні кошти. Відповідальність влади - закон! Навіщо тримати ледаря, п'яницю чи розкрадача казни при владі? В усьому світі з ними не церемоняться, а швидко міняють, а у нас вони - недоторканні та незамінні. А болить від них всій громаді.

- Виходить до вас може звернутися по допомогу кожен сватівчанин?
Микола Матвієвський: Кожна людина може звернутися до громадської організації за допомогою, порадою, з будь-якою інформацією. Ми ні з кого і ні за що грошей не беремо, а допомагати людям будемо постійно. Головне, щоб люди не боялися і зверталися до нас зі своїми негараздами. Гуртом легше і «батька бити». Зробити це просто - зателефонуйте комусь з нас трьох або до газети «СВ» - Андрію Крюкову.

- Історія з публікацією «прайса на хабарі (ваша стаття) набула широкого розголосу. Начальник міліції В. Шадлер подав до суду на газету «Сватівські відомості». Як би ви це прокоментували?
Микола Тішаков: Тут двояко можна коментувати. З одного боку дуже добре, що пани Шадлер та Галочка подали скаргу до прокуратури на громадську організацію «Антикримінальний вибір» та газету «СВ» - це прямий доказ зміни психології керівників РВ УМВС. Демократією повіяло! Шкода, що пан Вінтоняк ще не подав на нас позов, як головний лікар району.
Микола Матвієвський: Нашими статутними завданнями і є саме викриття і висвітлення в засобах масової інформації корупційних дій посадових осіб, зловживань їх своїм службовим становищем та притягнення їх до відповідальності - насамперед, громадської.
Юрій Любченко: Чого ви, пани керівники, боїтесь? Що люди про вас правду дізнаються? Живіть по закону, чесно дивіться людям в очі і виконуйте свої обов'язки, адекватно отриманій винагороді від суспільства. Сьогодні у нас не 1937 рік і «трійки» від «органів» уже не застосовують 58 статтю, як на ворога народу за правду. Все вирішить суд, якщо треба, то й - Верховний, сподіваємося, об'єктивно. А честь і гідність відстоювати треба тільки з чистими руками і чистою совістю.

Спілкувалися Андрій Крюков, Олена Рагра

Обсудить статью в форуме