Сайт города
СВАТОВО




ЛАБОРАТОРИЯ



Новела

Если взглянуть на современный город с высоты птичьего полёта, то он показался бы нагромождением странных гигантских игрушек: шаров, прижимающихся к земле, тянущихся вверх пирамид, кубиков с подвижными светящимися квадратиками скоростных лифтов.

Беспристрастное ночное небо смотрит на «игрушки» глазами звезд, словно ожидая, когда же, наконец, придет их маленький хозяин, соберет все игрушки в свой картонный ящик и ляжет на чистое зеленое поле, чтобы видеть обыкновенные детские сны... Где-то на трассе прошуршали шины скоростного запоздалого автомобиля, словно кто-то вздохнул за окном.

Джеймс подложил обе ладони под голову. Спать совсем не хотелось. В окно повеяло ночной прохладой, запахом моря и кипарисов. Сквозь узкую полоску пространства между шторами прокрадывается свет луны, освещая губы и подбородок жены, как будто воруя часть ее красивого лица у темноты. Джеймс наклонился над спящей супругой, едва коснулся ее глаз губами и осторожно встал с кровати. Лори спала все так же по-детски безмятежно.

— У нас будут красивые дети, — подумал Джеймс, — и, надев халат, вышел на балкон.

— Итак, модель Земли... Я создаю в своей лаборатории модель нашей галактики. Все один к одному... изначально.

Земля-модель вращается вокруг солнца-модели, которое осторожно касается ее лучами, как слепой касается какого-то неизвестного предмета, желая понять: живое это существо или нет... Джеймс долго смотрел вглубь лабораторной галактики, словно пытался увидеть в ней будущее крошечной Земли.

— Вот где-то здесь, будет вращаться Земля.... И на ней ... возникнет жизнь?! Разумная жизнь! И пойдёт по такому же пути развития. И однажды на этой крошечной планете Земля родится маленький Джеймс. И когда-то мне придётся ему сказать всю правду, что его Земля, его галактика — это только часть моей научной лаборатории. Здесь учёный представил, как маленький Джеймс поднимет вверх голову и, глядя в бесконечность, закричит:

— Значит там, за звёздами, галактиками находится обыкновенный потолок лаборатории, покрашенный обычными белилами?!

— Для него это будет трагедией узнать, что его жизнь - это просто научный эксперимент учёного, который, как кукловод, дёргает за ниточки человеческие судьбы. Да, это было бы ужас но. О том, что могло произойти дальше думать уже не хотелось.

Ночное небо показалось Джеймсу странным, даже каким-то неправильным. Вроде бы, то же расположение созвездий и всё те же траектории движений светлячков-спутников. Но что-то было не так...

К тому же, пролетавшие почти рядом летучие мыши создавали общее ощущение напряженности, ожидания чего-то.

«Как много сегодня летучих мышей, — удивился Джеймс. — Разлетались. Эти мыши, словно существа из другого мира, погибшего, в котором уцелели только они. И вот теперь вошли в наше измерение...

— Джеймс, — неожиданно прозвучал чей-то голос. Казалось, голос звучал везде, во всем пространстве и внутри самого Джеймса.

— Джеймс, — повторил голос. — Я создал модель галактики. И твоя Земля вращается у меня в лаборатории...

Владимир Петрушенко